Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Актуальное
05.07.2019

Стал ли суд присяжных реально независимым?

Словосочетание «суды присяжных» у многих из нас рождает картинку из голливудского фильма — адвокат и прокурор соревнуются в красноречии и умении преподносить доказательства перед коллегией из двенадцати человек, от которых зависит судьба подсудимого. В Воронежском областном суде процессы с участием присяжных проходят с 2003 года. И реальность не так уж далека от кино, правда, у нас есть своя национальная специфика, в которой разбирались корреспонденты «МОЁ!» вместе с нашими экспертами — судьёй Воронежского областного суда Михаилом АВДЕЕВЫМ, начальником отдела государственных обвинителей прокуратуры Воронежской области Виталием СИДОРОВЫМ и адвокатом Дмитрием ЧЕБОТАРЁВЫМ. 

Кого отбирают в присяжные

Списки потенциальных кандидатов в присяжные заседатели формируются раз в четыре года на основании списков, которые были составлены для участия в выборах. В Воронеже, например, получается список примерно из 20 тысяч фамилий, которые публикуются в муниципальной газете (в Воронеже это «Берег»). Когда подсудимый заявляет о желании, чтобы его дело рассматривали присяжные, кандидаты выбираются из этого списка. По закону это должно происходить путём случайной выборки. Для каждого процесса отбирается примерно от 20 до 40 человек, которые должны прийти на собеседование.

Институт судебных заседателей регулируется Федеральным законом № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 20 августа 2004 года. Согласно закону к кандидату предъявляются общие требования: он должен быть не моложе 25 лет, являться гражданином Российской Федерации, владеть русским языком, быть дееспособным и без психических заболеваний. Если у потенциального кандидата в присяжные заседатели есть погашенная судимость, то формальных препятствий к тому, чтобы человек участвовал в процессе в качестве заседателя, нет. Однако сторона обвинения, как правило, скептически относится к таким кандидатам.

Виталий СИДОРОВ

— Скорее всего, я дам такому человеку отвод, — говорит начальник отдела государственных обвинителей прокуратуры Воронежской области Виталий Сидоров. — На мой взгляд, он не сможет быть объективным при вынесении вердикта.

По словам Виталия Леонидовича, это так называемый мотивированный отвод (то есть существуют обстоятельства, которые, по мнению стороны обвинения или стороны защиты, не позволяют кандидату участвовать в рассмотрении уголовного дела). Обвинитель и защитник заявляют о мотивированных отводах в письменном виде и подают ходатайство председателю суда. Но прокурор и адвокат имеют право и на ещё один отвод — немотивированный (что-то вроде «не нравится»).

Для рассмотрения дел в областных судах в коллегию сейчас отбираются 8 человек, а не 12, как это было до 2016 года, и несколько запасных — их количество определяет председатель суда (профессиональный судья, который будет вести процесс) в зависимости от сложности и объёма дела. Количество запасных присяжных может доходить и до 20 человек, но не меньше двух. В районных судах коллегию присяжных представляют 6 человек.

При отборе присяжных участники будущего процесса могут задавать им самые разные уточняющие вопросы.

— Например: «Кто из вас считает, что человек, сидящий за решёткой в суде, уже преступник?» — рассказывает судья Михаил Авдеев. — Однажды был случай, когда человек поднял руку, и он сразу был исключён из кандидатов, поскольку было очевидно, что у него изначально предвзятое отношение к подсудимому.

Ещё адвокаты любят задавать вопрос, основанный на изречении Екатерины II: «Лучше оправдать десять виновных, чем обвинить одного невинного». Если потенциальный присяжный с этим мнением не согласен, то адвокат, скорее всего, постарается дать такому кандидату отвод.

Может ли присяжный отказаться от участия в процессе

Принуждать к участию в судебном процессе кандидатов не будут. Но уважительные причины для отказа предъявить попросят. Это могут быть, например, состояние здоровья, семейные проблемы, религиозные убеждения. Однако последнее трактуется некоторыми искажённо.

Михаил АВДЕЕВ

— Мол, не суди и не судим будешь, — поясняет Михаил Авдеев. — Но при закладке камня, указывающего на то, что на этом месте будет располагаться здание суда, мы задали вопрос священнику: может ли обычный человек быть судьёй? Священник ответил так: «Я не вижу препятствий для участия граждан в отправлении светского правосудия. Это одобряемо и моралью, и правом. А то, что вы своим судом не довершите, Господь Бог доделает». Мне кажется, исчерпывающее объяснение.

— Если человек активно отказывается от участия в коллегии присяжных, я никогда не буду настаивать. У таких людей всегда потом будет много отговорок, чтобы не приходить на заседания. Я за то, чтобы присяжными были люди, которые заинтересованы в правовом порядке, неравнодушные и отчасти смелые. А зачем такие, которые будут зевать на заседаниях?

Получают ли присяжные зарплату

Присяжные получают компенсацию, которая рассчитывается, исходя из оклада судьи. Половина оклада судьи делится на 22 рабочих дня. Полученная сумма и является компенсацией присяжному за рабочий день и не зависит от количества реального времени, проведённого в этот день в суде (это может быть полчаса, а может полдня). В зависимости от количества заседаний присяжные за месяц в среднем получают от четырёх до восьми тысяч рублей — их им выплачивают в бухгалтерии суда.

Когда возможно участие в суде присяжных

Присяжных приглашают к участию в процессе только при рассмотрении так называемых особо тяжких преступлений. В Воронежском областном суде присяжные чаще всего рассматривают дела, предусмотренные частью 2-й статьи 105 (убийство с отягчающими обстоятельствами). При этом быть судимым присяжными — выбор самого обвиняемого в преступлении.

Если до 2018 года рассмотрение уголовных дел с участием присяжных было возможным только в областных и краевых судах, то с прошлого года компетенция суда присяжных расширилась на районные суды. Увеличилось и количество преступлений, которые вошли в компетенцию присяжных, например убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ) и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по не­осторожности смерть человека (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Наш эксперт Михаил Авдеев не поддерживает в этом случае законодателя и считает, что дела с участием присяжных нужно рассматривать только в областных судах:

— Сомневаюсь, что можно ожидать объективного решения от присяжных в районах. Там население небольшое и практически каждый друг другу родственник.

Аналогичного мнения придерживается и начальник отдела государственных обвинителей Воронежской области Виталий Сидоров. Виталий Леонидович убедился на практике (вместе с сотрудниками своего отдела он трижды в течение года проводил учебные семинары в районных судах по ведению процессов с участием присяжных), что обвинители и судья в районах пока не готовы к такому «новшеству», как суд присяжных.

По словам прокурора, умение представлять доказательства обычным людям и кол­легам-про­фес­сио­на­лам — совсем не одно и то же. В случае с присяжными одними юридическими доводами не ограничишься, здесь большое значение имеет красноречие прокурора.

— Я свои речи репетирую. Первые процессы с участием присяжных были особенно волнительные, и я репетировал перед друзьями. Всё спрашивал: «Убедительно?» — рассказывает Виталий Сидоров.

Дмитрий ЧЕБОТАРЁВ

Адвокат Дмитрий Чеботарёв, который 20 лет проработал в разных подразделениях прокуратуры, а последние пять лет — заведующим адвокатской конторой, считает, что присяжные нужны в судах разных уровней, поскольку таким образом увеличивается и количество преступлений, дела о которых могут рассматривать присяжные.

— Перечень преступлений, которые могут быть рассмотрены судом присяжных, должен быть значительно шире. Человек, обвиняемый во взяточничестве или в превышении служебных полномочий, в совершении ДТП или превышении пределов необходимой обороны, должен иметь право на любую форму правосудия, в том числе и на суд присяжных, — считает Дмитрий Андреевич.

Как на суд присяжных влияют национальность и эмоции

Начальник отдела государственных обвинителей воронежской областной прокуратуры Виталий Сидоров не поддерживает идею непрофессиональных судей. Дело не только в том, что он сомневается в компетентности обычных граждан, которым выпадает жребий стать судьёй. По его мнению, особенности русского характера мешают людям сохранять рассудительность и объективность.

— У нас люди очень сердобольные. Особенно женщины, которые готовы оправдать даже насильника, хотя доказательства о его злодеянии детально представлены, — говорит Виталий Леонидович.

А вот профессиональный судья Михаил Авдеев считает, что в гражданском обществе обязательно должны быть суды присяжных. Главный довод: на присяжных гораздо труднее влиять, чем на судью, поскольку присяжные независимы — никто никогда не узнает, кто и как проголосовал или собирается проголосовать. По закону совещание присяжных остаётся тайной навсегда.

Что касается непрофессионализма и эмоциональности присяжных, то Михаил Алексеевич видит в этом лишь положительную сторону.

— Разве плохо, если люди склонны к состраданию? Суд должен быть немного сострадателен. В противном случае можно запустить компьютерную программу, которая по введённым данным определит приговор. Не понадобятся ни судьи, ни прокуроры, ни адвокаты. Но при этом сострадательность не должна, конечно, отменять справедливость и объективность.

Адвокат Дмитрий Чеботарёв в пользу суда присяжных приводит ещё один довод:

— Есть такое понятие  «профессиональная деформация личности». И на тему деформации личности сотрудников правоохранительных органов есть много литературы. Поскольку я долгое время проработал в правоохранительных органах, знаю, что это такое. Редко когда профессиональный судья с большим стажем будет независимым и засомневается в винов­ности человека, который оказался на скамье подсудимых. У нас ведь вообще практически нет оправдательных приговоров — 0,02% всего. В среднем в Воронежской области рассматривается 11 — 12 тысяч уголовных дел, соответственно, оправдательный приговор выносят в одном-двух случаях. Поэтому зачастую суд присяжных — это единственная возможность невиновного человека доказать свою непричастность к преступлению.

В апреле 2019 года Дмитрию Чеботарёву, защищавшему обвиняемого в убийстве, удалось доказать коллегии присяжных невиновность подсудимого в суде Задонска Липецкой области.

— Было много нестыковок в выводах следствия и представленных стороной обвинения фактах, и нам удалось это продемонстрировать присяжным, — рассказывает Дмитрий Чеботарёв. — На самом деле получилось так, что абсолютно невинного человека, который даже не знал о существовании убитого, задержали и обвинили в убийстве. Прямых подозреваемых не было, а он, как говорится, мимо проходил.

Однако в деле об этом убийстве точка ещё не поставлена. Сторона обвинения подала апелляцию в Липецкий областной суд о пересмотре дела, основанием для которой стало то, что подсудимый во время процесса заявил о пытках в полиции и показал след от электрошокера.

— По закону он не должен был ни говорить о пытках, ни показывать их следы присяжным, — говорит Дмитрий Чеботарев. — Присяжных нельзя посвящать в процедуру получения информации. Поразительно, что гособвинитель, участвовавший в процессе, сразу после провозглашения оправдательного приговора заявил, что подобная осведомлённость присяжных станет основанием для обжалования приговора. А вот сам факт пыток, применённых сотрудниками правоохранительных органов к обвиняемому и нескольким свидетелям, вообще не заинтересовал работника прокуратуры. То есть пытать можно, но присяжным об этом знать нельзя! И теперь это, по сути, формальное нарушение может стать поводом для пересмотра дела. У нас уже сложилась практика, что оправдательные вердикты присяжных обязательно пересматриваются из-за всевозможных так называемых процессуальных нарушений. В новом процессе, если в нём снова будут участвовать присяжные, но в новом составе, может быть и иной вердикт — обвинительный. А уж тогда формальных нарушений для его отмены, как правило, не находится. Представляется, что вышестоящие суды в таких случаях должны всё-таки помнить, что слово «правосудие» произошло не от понятия «право судить», а от слов «праведный», «правый», а значит, честный.

Особенности процесса с участием присяжных

  1. В процессах с участием присяжных заседателей окончательный приговор выносит председатель суда, опираясь на вердикт присяжных. В случае оправдательного вердикта судья обязан подчиниться и вынести оправдательный приговор.
  2. Если присяжные заседатели вынесли решение о виновности подсудимого, тут судья может и не согласиться с ними и отменить их вердикт, ссылаясь, например, на недостаток доказательств. В этом случае коллегия присяжных распускается, назначается новый председатель суда, который собирает уже новый состав присяжных, и процесс начинается заново.
  3. Основанием для пересмотра дела может явиться процессуальное нарушение в ходе процесса: разглашение процедуры получения доказательств (например, заявление подсудимого о давлении и пытках), а также сокрытая информация присяжных о себе.
  4.  В судах Российской Федерации утверждается тот вердикт, за который проголосовало большинство присяжных (а не все из них).
  5. В Воронежском облсуде присяжные обычно рассматривают дела по ч. 2 ст. 105 УК — убийство с отягчающими обстоятельствами.

P.S.

Видимо, пока нельзя твёрдо говорить, что в России суд присяжных как форма правосудия достаточно независим и его вердикт безоговорочен. На практике решение присяжных, являющееся благоприятным для подсудимого, довольно просто обжаловать, что часто и происходит. С другой стороны, очевидно, что суды присяжных нужны нашему обществу, поскольку они могут стать реальным шагом в гуманизации российской правоохранительной системы, которая по-прежнему несёт в себе рудименты карательной системы и в каждом обвиняемом по умолчанию видит преступника.

 

Источник - газета "МОЁ".

Идеальную работу суда присяжных показал в своём фильме «12» (2007 г.) режиссёр Никита Михалков, исполнивший в нём одну из ролей (Фото - кадр из фильма).