Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Блоги
28.05.2019

Возмещение судебных расходов.

Несмотря на то, что институт возмещения  судебных расходов  с процессуальной точки зрения не вызывает особой сложности, на практике вопрос полного возмещения понесенных стороной расходов на оплату услуг представителя  является проблемой всероссийского масштаба, решению которой посвящены научные и практические конференции, работы теоретиков и дискуссии практиков.  

Постановлением Пленума Верховного Суда  РФ №1 от 21 января 2016 г. "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела"  установлена дефиниция судебных расходов, раскрывая указанное понятие,  высший правоприменитель назвал их потерями. Следовательно, даже будучи процессуальным институтом, судебные расходы по своей правовой природе являются убытками, взыскание которых облачено в специальную процессуальную форму.  Таким  образом,  общий  принцип  возмещения  убытков в полном объеме должен применяться и в отношении судебных расходов, признанных разумными.

Согласно определению, данному Верховным Судом РФ в пункте 13 Постановления №1 разумными следует  считать такие  расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

Казалось бы, все предельно просто, достаточно обосновать заявление о возмещении расходов на оплату услуг представителя расценками, закрепленными адвокатской палатой субъекта, и при наличии доказательств относимости издержек  к рассмотренному делу, успех гарантирован, однако на практике мы сталкиваемся с необоснованным, а зачастую произвольным снижением  судами понесенных стороной расходов.

Суды игнорируют презумпцию разумности расходов на оплату услуг представителя, а  также закрепленную  в пункте 11 Постановления №1 обязанность доказывания проигравшей стороной чрезмерности взыскиваемых сумм, ограничиваясь только ее заявлением о чрезмерности, а порой и без такового. При этом приводимые судами мотивы снижения судебных расходов  скупы и  весьма  расплывчаты. Суды предпочитают ограничиться стандартными фразами, не утруждаясь анализом обоснованности понесенных расходов и оценкой представленных заявителем доказательств.

К сожалению, Ивановская  область не исключение. Необоснованное снижение  расходов на оплату услуг представителя, особенно в судах общей юрисдикции, обусловлено негласно существующими стандартами размеров подлежащих взысканию сумм, некими ценовыми  ограничениями, которые суды  применяют вне зависимости от характера  спора, сложности и продолжительности дела, объема оказанной представителем юридической помощи.

С целью решения данной  проблемы Совет АПИО в Рекомендациях «О порядке оплаты вознаграждения за юридическую помощь адвоката» при определении размеров вознаграждений за конкретные виды  юридической помощи использовал формулировку «не менее», дабы подчеркнуть, что рекомендованный размер гонорара  носит минимальный характер, в связи с чем  является разумны и не подлежит снижению, а также закрепил, что приведенные размеры вознаграждения установлены по результатам анализа минимального уровня сложившейся в Ивановской области стоимости оплаты юридической помощи адвокатов, в том числе и для целей применения критерия разумности, установленного в части 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ и части первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Рекомендации «О порядке оплаты вознаграждения за юридическую помощь адвоката» были направлены  во все суды Ивановской области с целью формирования единообразного подхода к определению разумности взыскиваемых расходов на оплату услуг представителя. Однако, применяются они далеко не всегда и не всеми судами, а если и применяются, то, в лучшем случае  для определения стоимости участия адвоката  в судебном заседании,  а также стоимости услуг за  составление отдельных процессуальных документов. Действия,  выполняемые адвокатом за рамками  судебного заседания, включая  подготовку к ведению дела, составление ходатайств, заявлений, многочасовые консультации с доверителем, оценке и возмещению судами не подлежат.

К примеру, АС Ивановской области,  снижая размер предъявленных в возмещению судебных расходов, в решении указал, что сбор и анализ документов, выработка правовой позиции по делу не являются  самостоятельной правовой услугой, входят в подготовку отзыва на исковое заявление, поскольку " подготовка отзыва" - это не изготовление его машинописного текста, а юридическая работа по его составлению с учетом всех документов и обстоятельств, такие услуги  не отнесены действующим законодательством к судебным расходам, подлежащим возмещению проигравшей стороной (дело № А17-10257/2017). В рамках другого дела, снижение  расходов на оплату  услуг представителя, АС Ивановской области мотивировал тем, что   изучение документов, подготовка к ведению дела (изучение законодательства, судебной практики, сбор документов) не носят самостоятельного, юридического характера и  не могут рассматриваться как самостоятельный этап правовой помощи (дело № А17-8787/2017).

Как уже отмечалось ранее, единственным, предусмотренным законом  основанием для снижения взыскиваемой суммы расходов на оплату услуг представителя является их чрезмерность, доказанная процессуальным оппонентом. Однако суды Ивановской области порой придерживаются иного мнения.

Весьма любопытную формулировку использовал Приволжский районный суд  Ивановской области по делу по иску Т. к Администрации Приволжского муниципального районный суд  Ивановской области о взыскании компенсации выкупной стоимости доли  в праве общей долевой собственности на изъятое жилое помещение,   уменьшая  сумму предъявленных к взысканию судебных расходов более чем на 50% суд нашел их  «не соответствующими ценности защищаемого права».

Решением АС Ивановской области по взаимным притязаниям сторон договора возмездного оказания услуг по первоначальному  и встречному искам, с учетом проведения по делу судебной технической экспертизы, участия представителя в 12 судебных заседаниях, при полном удовлетворении встречного иска на сумму свыше 1, 5 млн. руб. и отказе в удовлетворении встречного иска, то есть при  полной победе, снижая  сумму расходов на оплату услуг представителя  на 30%  (с  100 000 до 70 000 руб.), суд счел их неразумными и «неэкономичными», а необходимость снижения -пресечением злоупотребления правом и  недопущением взыскания несоразмерных нарушенному праву сумм, тогда как по правилам ст.41 АПК РФ и ст. 10 ГК РФ  стороны должны пользоваться процессуальными правами добросовестно, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. При этом, суд указал, что  разумность расходов на оплату услуг представителя должна быть обоснована стороной, требующей возмещения указанных расходов, проигнорировав, распределение бремени доказывания, закрепленное Верховным Судом РФ  в пункте 10 Постановления №1, по смыслу которого, лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать только факт их несения, а также связь между понесенными издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием.

В рамках  круглого стола, посвященного  вопросам  возмещения судебных расходов, проведенного Адвокатской палатой Ивановской области при  участии Совета молодых адвокатов АПИО 22 марта 2019 г. обсуждались не только актуальные проблемы  правоприменительной практики региона по данному вопросу, но и определялись возможные  способы их решения.

Итоговым документом круглого стола явилось Решение, в котором нашли свое отражение обобщенные идеи и предложения наших коллег. Основной целью указанного Решения является попытка на основе анализа  судебной практики и опыта работы адвокатов, выработать инструменты противодействия произвольному снижению судами расходов на оплату услуг представителя.

В принятом  Решении  отмечено, что правильно оформленное соглашение  об оказании юридической помощи, которое по своей сути является базисом  взаимоотношений адвоката с доверителем, это первый шаг на пути к успеху. Предмет соглашения  должен быть максимально развернутым, позволяющим конкретизировать виды и характер действий, которые надлежит выполнить    адвокату во исполнение принятого поручения, их количество и  стоимость каждого их них.

В частности, решением АС Ивановской области  расходы на плату услуг представителя были снижены на 42% только в связи с тем, что в договоре оказания юридических услуг, стоимость каждой из оказанных услуг не установлена, а также в связи с непредставлением   акта  приемки-сдачи работ к договору оказания юридических услуг (№ А17-6337/2015).

Поскольку участие адвоката в судебном заседании это лишь верхушка айсберга, оценить объем реально проделанной адвокатом работы в рамках конкретного соглашения суд может только на основании акта приема-передачи оказанной юридической помощи.

И,  несмотря на то, что правовая природа соглашения об оказании юридической помощи не предусматривает обязательного составления акта, оформление  такового в порядке подготовки заявления о взыскании расходов на оплату услуг представителя является целесообразным, поскольку позволит продемонстрировать суду истинный объем оказанной в рамках соглашения правовой помощи. Более того, акт имеет двойное доказательственное значение, помимо вышеназванного, он позволит убедить суд в том, что услуги, оказанные  качественно и принятые   доверителем, не могут  быть признаны судом неразумными, а расходы по их  оплате чрезмерными.

В свою очередь  по делам, относящимся к подведомственности  арбитражных  судов, для этой цели помимо акта целесообразно  составлять отчет поверенного, в котором будут пошагово отражены  действия адвоката в рамках соглашения об оказании юридической помощи, их стоимость. Принятый и одобренный доверителем отчет поверенного наряду с актом является бесспорным доказательством выполнения адвокатом всех отраженных в нем действий, направленных на исполнение  обязательств по соглашению об оказании юридической помощи, что позволит избежать формального подхода суда к решению данного вопроса и обяжет суд при определении размера взыскиваемых расходов учесть не только участие адвоката в судебных заседаниях, но и весть объем выполненного поручения.

Справедливости ради следует отметить, что не все коллеги разделяют указанную точку  зрения, говоря о чрезмерности бремени  доказывания заявителя и об отсутствии необходимости в представлении  помимо платежных документов, подтверждающих понесенные стороной расходы, иных доказательств,  с чем нельзя согласиться. Основная задача адвоката на стадии взыскания судебных расходов заключается в том, чтобы используя все эффективные способы и средства доказывания достичь максимально выгодного для доверителя результата. Именно поэтому вопрос об излишнем, чрезмерном доказывании снимается сам собой, поскольку не может быть обременительным то, что делается в интересах доверителя.

Поскольку объявление  перерыва  в судебном заседании является  обычной практикой как в арбитражном, так и в гражданском процессе, Решением рекомендовано внести изменения в Рекомендации «О порядке оплаты вознаграждения за юридическую помощь адвоката» в части установления фиксированного размера оплаты не из расчета за одно судебное заседание, а за один судодень. 

Кроме того, предложено ввести почасовую  систему  исчисления размера вознаграждения адвоката, регламентировать  случаи,  в которых целесообразно ее применение, как в виде самостоятельной системы, так и в сочетании с фиксированной системой оплаты. Определить рекомендованные тарифы для почасовой оплаты, что весьма  актуально при оценке стоимости интервьюирования доверителя, консультаций, бесед, а также подготовке к судебному заседанию, то есть всей той работы адвоката, которая остается, что называется «за кадром», и объективно иначе  не может быть оценена судом.

Особое внимание адвокаты уделили вопросу определения категории сложности дел. В настоящее время  Рекомендациями «О порядке оплаты вознаграждения за юридическую помощь адвоката» к сложным делам  отнесены  дела при участии в деле нескольких истцов или ответчиков, при цене иска свыше 1 миллиона рублей, дела, по которым проводится судебная экспертиза. Однако суды к данным категориям сложности  относятся критически  и в большинстве случаев игнорируют названное положение Рекомендаций.

К примеру, решением Фрунзенского районного суда г. Иваново по  делу по иску 7 соистцов о разделе в натуре имущества, находящегося в общей долевой собственности, стоимость которого превышала  6 млн. руб., по которому в ходе рассмотрения дела проводилась судебная строительно-техническая экспертиза, то есть имелись одновременно все основания, предусмотренные Рекомендациями, для отнесения дела к категории сложных и применения повышенного коэффициента при определении размера вознаграждения адвоката, взысканная судом  сумма расходов на оплату услуг представителя была уменьшена на 60% (со 100 000 до 40 000 руб.). Мотивируя решение, суд указал, что,  несмотря на процессуальное соучастие нескольких истцов, представляемых адвокатом, цену иска и проведение по делу  экспертизы,  с точки зрения правоприменения дело  не представляло собой особой сложности и не потребовало от представителя истца совершения многочисленных процессуальных действий, в связи с чем уплаченные размер вознаграждения  является завышенным и не соответствует степени трудоемкости услуг, оказанных представителем.

В одном  из решений АС Ивановской области указал, что Рекомендации «О порядке оплаты вознаграждения за юридическую помощь адвоката» устанавливают абстрактный размер вознаграждения без учета сложности и характера спора (дело № А17-7869/2016).

В этой связи  участниками круглого стола предложено внести соответствующие поправки в Рекомендации «О порядке оплаты вознаграждения за юридическую помощь адвоката»  и определить категории сложности дел в зависимости от характера спорных правоотношений, объема материально-правовых требований,  а также установить  коэффициенты, применяемые  при определении размера вознаграждения по каждой из категорий. По нашему мнению такой подход  весьма справедлив, поскольку и  оплата труда  судейского корпуса разнится в зависимости от категорий и  сложности рассматриваемых дел.

Немаловажным аспектом формирования размера вознаграждения является  личность адвоката. В пункте 13 Постановления  №1 Верховный Суд РФ  указал, что разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле.    Однако указанное  не означает, что размер вознаграждения  адвоката не может   зависеть от уровня его квалификации, опыта, наличия ученой степени либо наличия государственных, общественных наград.

Размер вознаграждения за юридическую  помощь, оказываемую начинающим  адвокатом  и адвокатом,  имеющим почетное звание «Заслуженного юриста Российской Федерации»,  априори не может быть равной.

Вместе с тем  указанное обстоятельство предполагает предоставление в суд дополнительных  доказательств, обуславливающих определенный размер гонорара, к примеру, дипломы, удостоверения и пр.

Мы надеемся, что опыт применения вышеназванных рекомендаций будет весьма эффективным и в скором времени даст положительные результаты.

К сожалению, суды не осознают, что до тех пор, пока они   ориентированы на снижение расходов на оплату услуг представителя, они невольно создают благоприятные условия для недобросовестно поведения сторон, предъявления  необоснованных исков, без опасений о наступлении неблагоприятных последствий в виде возмещения победившей стороне  всех понесенных расходов.

 

Владислава Сорокопудова

Адвокат КА «Травин и партнеры»

Член квалификационной комиссии АП Ивановской области

 

 

 

 

Материал, подготовленный Владиславой Сорокопудовой, в котором рассматривается сложившаяся в Ивановской области практика компенсации расходов на оплату труда судебного представителя, интересен, полезен, поднимаемые в нем вопросы и проблемы имеют значение для всех адвокатов и адвокатских палат.

Не смогу удержаться от небольшой критики в адрес автора. Не уверен, что стоит делать категоричные утверждения о том, что судебные расходы являются убытками. Вопрос о сущности судебных расходов не прост, и не случайно в теории по нему продолжаются споры, а ВАС РФ в свое время высказался о невозможности квалификации расходов как убытков. Исследователи, например, обращали внимание, что судебные расходы обычно не имеют деликтного характера (нельзя же считать деликтом реализацию права на судебную защиту), их возмещение не обусловлено установлением вины и противоправности стороны, проигравшей дело. В практических целях же проще говорить о праве на взыскание расходов как о процессуальном, и о процессуальном институте, устанавливающем особый порядок компенсации расходов, которые сторона понесла, реализуя право на судебную защиту.       

Все адвокаты, участвующие в гражданском либо арбитражном судопроизводстве, сталкивалась со случаями необоснованного снижения судебных расходов. Собственно, случаи превратились в некоторую систему, отрицающую возможность не только полной, но и хотя бы достойной компенсации. А ведь, казалось бы, сравнительно недавно в Концепцию единого процессуального кодекса был заложен принцип полного возмещения судебных расходов.

Автор обоснованно обращает внимание на способы и средства, которые адвокатское сообщество путем локального регулирования может противопоставить случаям необоснованного снижения гонорара. Так, полезен опыт определения в локальных актах именно минимального размера гонорара, и подчеркивания этой минимальности. Тем не менее, думаю, локальное, на уровне субъектов РФ, регулирование вряд ли сможет решить общероссийскую проблему. Уже говорил и писал о том, что в данной сфере желателен акт Федеральной палаты, хотя бы не отвергаемый Верховным Судом РФ, и обсужденный на встречах, семинарах, конференциях с участием представителей судейского сообщества.        

В. Сорокопудова акцентирует внимание на нежелании судов учитывать внепроцессуальную работу представителей, по подготовке к обращению в суд и судебным заседаниям. Между тем для любого адвоката очевидно, что соотношение здесь не в пользу судебных заседаний. Работа в процессе в течение 1-2 часов может, в зависимости от сложности дела, потребовать от нескольких часов до нескольких недель подготовки, причем речь может идти об усилиях не одного адвоката, а целого коллектива. Думаю, судьи не поняли бы шутки, предложи кто-нибудь оплачивать их работу, исходя из времени участия в судебном разбирательстве. Верно, что сложившуюся практику нужно менять, методично прикладывая усилия и обобщая их результаты.

Стоит прислушаться к рекомендациям В. Сорокопудовой о необходимости закрепления факта выполнения работ путем оформления актов приема-передачи. Наше законодательство такой необходимости в отношении соглашений об оказании юридической помощи вроде бы не предусматривает, да и откровенно лень, выполнив свою процессуальную работу, еще и составлять какие-то, нудные и непростые по содержанию документы. Тем не менее момент актирования чрезвычайно важен, и для отношений с доверителем, и для доказывания размера судебных расходов. И вопрос о нормативно установленной обязанности составлять акт приема-передачи следует разрешать исходя из того, что соглашение об оказании юридической помощи является, в зависимости от ее характера, либо договором поручения, либо возмездного оказания услуг, что предполагает актирование, либо составление и согласование с доверителем отчета.

Автор обоснованно обращает внимание на необходимость определения в региональных правилах дифференцированных рекомендуемых ставок за оказание юридической помощи. Возможность сослаться на сложность дела, доказать возможность либо необходимость использования повышенных ставок гонорара – еще один способ добиться наиболее выгодного для доверителя результата при решении вопроса о компенсации судебных расходов. 

В-общем публикация нужная, полезная, и, думаю, не последняя у Владиславы Сорокопудовой. И уж тем более не последняя по такой значимой и возникающей по большинству рассматриваемых с участием адвокатов гражданских дел проблеме.

 

Президент АПВО

О.В. Баулин