Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Блоги
16.08.2019

Тезисы выступления президента АПВО Баулина О.В. на конференции по вопросам защиты прав адвокатов.

Тезис о защите прав адвокатов в настоящее время используется в качестве лозунга, знамени, объединяющего группу адвокатов, которых довольно условно можно оппозицией.

Лозунг примитивный, и по этой причине беспроигрышный. Всегда можно сказать, что защитой прав либо вовсе не занимаются, либо занимаются плохо, либо не так и т.д. Некто настаивает на защите прав адвокатов, ФПА и региональные палаты не идут на диалог, и вообще не реагируют, значит, не хотят защищать, значит, в этом составе не нужны.

Между тем защита прав адвокатов – вопрос, с одной стороны, практической работы, с другой – сложный и многоаспектный.

Предполагающий ответы на многочисленные вопросы – кого, когда, в каких ситуациях, как и какими способами защищать.

Ответ на вопрос, кого, вроде бы, безусловно ясен – адвокатов. Тем более понятно – в первую очередь, при привлечении к уголовной ответственности.

Кроме того, в случае проведения процессуальных действий, применения мер процессуального принуждения в отношении адвокатов; и в случае создания препятствий в реализации профессиональных прав;

В лозунговой реальности ответ на вопрос о защите прав адвокатов, привлеченных к ответственности, сомнений не вызывает - всех привлеченных и всегда;

Думаю, не все так просто.

В следующих реальных случаях воронежская палата не нашла возможности официально вмешиваться в ситуации.

1. Адвокат привлечен к уголовной ответственности за перевозку наркотических веществ, задержан в аэропорту Шереметево. 

2. Адвокат, как ни странно, того же адвокатского образования привлечен к уголовной ответственности за организацию заказного убийства, причем в отношении бывшего сотрудника спецслужб. На территории соседней области. В прессе была информация о том, что фигуранты не поделили денежные потоки от торговли наркотиками.

3. Несколько однотипных случаев привлечения к ответственности за мошенничество, либо за посредничество в передаче взятки.

Напрашивается довольно простой и очевидный ответ – палаты и адвокаты должны включаться в защиту прав только в случаях привлечения к уголовной ответственности в связи с осуществлением профессиональной деятельности. В этом случае реакция сообщества должна быть, и должна быть жесткой и последовательной.

В остальных случаях – возможна организация оказания юридической помощи, на первых этапах, также необходим комплекс действий, направленных на обеспечение сохранности и возврат доверителю документов и материалов, составляющих адвокатскую тайну. 

Думаю, понятно, что в некоторых из перечисленных случаев реакция сообщества не была даже сочувственной. Так, адвокат, которую задержали до передачи незаконного вознаграждения (использую такой оборот), через несколько часов понесла его дальше, только уже под контролем оперативных работников. Палата ее статус, несмотря на освобождение от уголовной ответственности, прекратила.        

Вмешательства корпорации требуют незаконные процессуальные действия в отношении адвокатов, обыски, изъятия документов.  

Здесь реакцию сообщества, в особенности на первых этапах, дифференцировать не нужно.

В любом случае должны быть обеспечены участие представителя палаты по защите прав адвокатов, допустимые обращения и жалобы. 

Дальнейшая реакция и действия палат зависят от конкретной ситуации и ею определяются.          

В практике палаты был случай обнаружения в помещении адвокатского образования  печатей фирм, занимающихся, как говорят в налоговых спорах, созданием фиктивного документооборота в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Реакция сообщества была сочувственной, но не более. Поскольку нельзя распространять статус адвоката, и гарантии его деятельности на доверителя, его документооборот.

Иные ситуации, которые возможно квалифицировать как формы преследования за профессиональную деятельность, вызывают иные меры реагирования. Реакция должна быть жесткой, последовательной, должны быть использованы все формы обжалования и обращения.

В особо очевидных ситуациях полагаю допустимыми и протестные акции.

В практике воронежской палаты имели место четыре такого рода мероприятия за последние 15 лет. Плюс один раз оказалось достаточно объявления о намерениях, публикации проекта решения совета о намерении прекратить осуществление защиты по назначению в одной из следственных структур.

В остальных случаях (об одном из них я писал в ФБ, а на сайте палаты размещалось решение совета палаты) речь шла о точечном прекращении защиты, в определенном следственном подразделении, у определенного следователя. Как ни странно, помогало, нам сообщали о привлечении виновных к дисциплинарной ответственности.   

Однако протестное мероприятие должно быть адекватно цели, направлено на ее достижение, и должно достигнуть ее в любом случае.

И о чем не успел сказать.

Вызовы адвокатов на допросы продолжаются, хотя в законодательстве и позициях КС РФ все понятно.

Видел замечательное решение московской городской палаты, о запрете адвокату являться на допрос. Жестко, но в некоторых ситуациях может быть оправдано. Возьмем на вооружение, при случае используем.

Мы же готовим стандартное разъяснение адвокату, вооружаем его письмом с сообщением о возможности привлечения к дисциплинарной ответственности в случае явки на допрос, об этом же сообщаем и следователю, с указанием на положения закона и практические позиции. Всегда действует.     

В отношении случаев создания препятствий для осуществления профессиональной деятельности.

По общему правилу, адвокат, как независимый и профессиональный юрист, сам в состоянии справиться с индивидуальной ситуацией, заключающейся в нарушении прав доверителя.

Иное дело, когда незаконность одновременно направлена против профессии, имеет целью ограничение либо аннулирование профессиональных прав и гарантий.

Тут нужна реакция всего сообщества.

В-общем, вопросы системные, разнообразные, требующие повседневной работы.

Спекулировать на них не нужно, нужно работать.

 Адвокаты это понимают.

О.В. Баулин,

президент адвокатской палаты Воронежской области.