Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Блоги
27.09.2019

Реформа апелляционного производства в гражданском процессе – нереализованная возможность.

С 1 октября 2019 года вступает в силу ФЗ РФ от 28 ноября 2018 года № 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", серьезно меняющий гражданское процессуальное законодательство.

Новое регулирование в определенной степени затрагивает институт апелляционного производства.

Наиболее заметным изменением является образование апелляционных судов общей юрисдикции, которые станут судом второй инстанции в отношении не вступивших в законную силу судебных актов, принятых судами субъектов РФ в качестве суда первой инстанции. Вряд ли, однако, можно оценивать его как кардинальное применительно именно к гражданскому судопроизводству: количество дел, рассматриваемых судами субъектов РФ по первой инстанции, является незначительным в сравнении с мировыми судьями и районными судами.

В системе с другими аналогичными поправками, касающимися обязанностей по рассылке процессуальных обращений, закрепляется необходимость самостоятельного направления заявителем апелляционной жалобы ее копий и прилагаемых документов другим лицам, участвующим в деле.

Не является существенной новеллой правило статьи 325.1 ГПК РФ, предусматривающее возможность возвращения дела в суд первой инстанции в случаях, если им не были рассмотрены заявление о восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционных жалоб, представления, замечания на протокол судебного заседания, заявление о вынесении дополнительного решения.

В течение длительного времени на практике в сходных случаях использовался институт так называемого снятия дела с рассмотрения, впоследствии поддержанный Верховным Судом РФ в постановлении Пленума от 19.06.2012 года № 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции". В абзацах 3-4 пункта 19 указанного постановления разъясняется, что «судья суда апелляционной инстанции при наличии информации о поступлении других апелляционных жалоб, представлений, если ранее поступившие апелляционные жалоба, представление еще не приняты к производству суда апелляционной инстанции, возвращает дело сопроводительным письмом в суд первой инстанции для совершения процессуальных действий, предусмотренных статьями 323, 324, 325 ГПК РФ.

Если ранее поступившие апелляционные жалоба, представление уже приняты к производству суда апелляционной инстанции, то суд апелляционной инстанции при наличии информации о поступлении других апелляционных жалоб, представлений применительно к статье 169 ГПК РФ откладывает разбирательство дела и при необходимости совершения процессуальных действий, предусмотренных статьями 323, 324 и 325 ГПК РФ, возвращает дело в суд первой инстанции, о чем выносит соответствующее определение."

В итоге напрашивается вывод, что применительно к апелляционному производству устанавливаются фрагментарные изменения, характера реформы не имеющие.

Безусловно, реформаторство самоцелью являться не может, однако в целом имеются основания рассматривать и существующую, и ожидаемую стадию апелляции как неконцентрированную. Расконцентрированность в данном случае понимается как несоответствие стадии принципу концентрации, содержание которого обосновано проф. Е.А. Борисовой, и рядом других ученых[1], отсутствие сосредоточения процессуальных действий как в компетенции апелляционного суда, так и на достижении цели стадии процесса.

Как действующее, так и послереформенное регулирование апелляционной процедуры далеко не в полной мере нацелено на решение задачи оптимального пересмотра не вступивших в законную силу судебных постановлений путем повторного рассмотрения по существу. Напротив, оно сохраняет ряд позиций, которые иногда непросто объяснить с помощью логики.

Один из наиболее заметных, и ущербных для практики моментов - распределение апелляционных функций между судами первой и апелляционной инстанций.

Структура апелляционного производства определена таким образом, что начальные этапы стадии - возбуждения производства по апелляционной жалобе, и, частично, подготовки к рассмотрению дела в суде апелляционной инстанции, реализуются судом первой инстанции.

Суд первой инстанции, действуя на этапе возбуждения производства по апелляционной жалобе, проверяет ее на предмет соблюдения порядка подачи, требований к форме и содержанию, при наличии оснований оставляет ее без движения, либо возвращает.

На этапе подготовки к рассмотрению дела суд первой инстанции в соответствии со ст.325 ГПК РФ направляет лицам, участвующим в деле, копии апелляционной жалобы, обеспечивает принятие от них возражений и ознакомление с материалами дела, после чего направляет дело в суд апелляционной инстанции.

Довольно показательно, что ГПК РФ не предусматривает вынесения определения о возбуждении производства по апелляционной жалобе, что для действующего регулирования вполне логично. Было бы странно, если бы такое процессуальное решение принимал суд первой инстанции - не будучи вправе рассматривать апелляционное обращение, он не вправе и принимать его к производству. Вынесение же подобного определения судом апелляционной инстанции после того, как жалоба не была возвращена или оставлена без движения, в отношении нее уже совершен комплекс процессуальных действий, и она передана для рассмотрения по существу, выглядело не менее странно.

Верховный Суд РФ в названном постановлении Пленума от 19.06.2012 года № 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" понятие принятия к производству в суде апелляционной инстанции использует, но довольно условно. Речь не идет ни о вынесении соответствующего судебного постановления, ни о совершении процессуального действия,  имеется в виду некое фактическое принятие уже «принятой» апелляционной жалобы к производству. При этом, как отмечалось выше, не исключается возвращение дела в суд первой инстанции, и определение совершенно иной судьбы апелляционной жалобы.   

Наличие института некоего "фактического" принятия апелляционной жалобы взамен принятия очевидного и ясного процессуального решения очевидно нарушает положение о процессуальной определенности (участник процессуальных отношений вправе знать процессуальную судьбу своего обращения, а не догадываться о ней), при этом не является единственной проблемой действующего регулирования.  

Принцип концентрации, да и обычная логика предполагают, что апелляционные функции, включая распорядительные полномочия в отношении апелляционной жалобы,  должны находиться исключительно в компетенции суда апелляционной инстанции. В том числе и потому, что к функциям суда первой инстанции - к рассмотрению дела по существу - не может быть отнесено определение процессуальной судьбы действий, направленных на реализацию права на судебное обжалование.  

Безусловно, в техническом отношении апелляционная жалоба должна подаваться через суд первой инстанции, с тем чтобы она поступала в суд второй инстанции либо с делом, либо, в случае подачи частной жалобы, с относящимися к обжалованию материалами. Однако направление дела в вышестоящую инстанцию должно быть единственной функцией суда первой инстанции на стадии апелляционного пересмотра, определенной исключительно местом нахождения дела. Нет ни теоретических оснований, ни логических предпосылок для передачи апелляционных функций, распорядительных полномочий в отношении жалобы суду первой инстанции. Между тем, к примеру, восстановление пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы - в чистом виде функция суда апелляционной инстанции, и она не должна ни передаваться в ведение суда первой инстанции, ни контролироваться им.

У проблемы есть очевидный для практикующих юристов прикладной аспект. "Делегирование" апелляционных полномочий позволяет участникам процесса манипулировать их перераспределением, "изобретать" и привлекать к участию в деле новых участников, чьи права якобы нарушены судебным актом, обжаловать посредством частных жалоб определения суда первой инстанции по вопросам оставления жалобы без движения, восстановления пропущенного срока и т.д., и тем самым серьезно затягивать срок апелляционного рассмотрения, задерживать вступление судебного акта в законную силу.

Не учитывается в действующем процессуальном регулировании, что действия по подготовке к направлению дела в суд первой инстанции, пересылке, принятию и распределению, назначению к слушанию занимают достаточно процессуального времени, чтобы стремиться их избежать. 

В литературе встречаются эмоциональные, но тем не менее очевидные и понятные оценки действующего порядка перераспределения апелляционных полномочий: "Недобросовестному участнику процесса (видимо, проигравшему дело в первой инстанции) только и нужно, что подговорить любых лиц подавать жалобы на решение в качестве лиц, не привлеченных к участию в деле, после истечения срока на обжалование, но с ходатайством о восстановлении этого срока. Несмотря на то что они могут вообще никаким образом не относиться к делу, получив жалобу, суд первой инстанции должен сообщить об этом суду апелляционной инстанции, а тот должен снять жалобу с рассмотрения и направить дело в суд первой инстанции для разрешения вопроса о принятии жалобы к производству. Даже с учетом того, что заявителю будет отказано, это дает недобросовестному участнику процесса минимум два-три месяца отсрочки. Но ведь определение об отказе в восстановлении срока само может быть обжаловано, да и никто не мешает найти еще одного заявителя апелляционной жалобы».[2]

В литературе отмечается, что в практической деятельности судов апелляционной инстанции сложился широкий перечень основания для возвращения дела в суд первой инстанции[3].

Н.А. Батурина обращает внимание, что «суды апелляционной инстанции возвращают материалы дела в суд первой инстанции, если апелляционная жалоба была подана по истечении установленного срока обжалования решения суда, судом первой инстанции не были разрешены ходатайства лиц, подавших апелляционную (частную) жалобу, в решении суда не исправлены описки или явные арифметические ошибки, судом первой инстанции не был решен вопрос о принятии дополнительного решения, апелляционная жалоба была подана лицом, не имеющим полномочий на обжалование судебного постановления, есть необходимость проведения служебной проверки (например, по факту нарушения тайны совещательной комнаты), имеется необходимость дооформления материалов дела, а также по ряду других причин»[4].

Думается, практическая инерция, основанная на уже сложившихся традициях, расширит определенный законом перечень оснований возвращения дела в суд первой инстанции дополнительными обстоятельствами, и институт будет использоваться во многих случаях, когда у апелляционной инстанции появится возможность возложить выполнение организационно-распорядительных полномочий на суд первой инстанции.

Объяснения причин сохранения в процессуальном законе институтов передачи части апелляционных функций судам первой инстанции довольно спорны.

В период, когда способом проверки судебных постановлений, не вступивших в законную силу, было кассационной производство, необходимость делегирования функций суда второй инстанции в какой-то степени объяснялась отсутствием аппарата и технических возможностей. В настоящее время, после реформирования системы пересмотра судебных постановлений, и определения апелляции как способа пересмотра путем повторного рассмотрения дела по существу, этой проблемы не существует. В составе аппарата суда субъекта РФ действуют помощники судей, в заседании суда апелляционной инстанции ведется протокол (ч.5 ст.327 ГПК РФ).

 Помимо этого, необходимость передачи суду первой инстанции организационно-распорядительных полномочий объясняли необходимостью обеспечить реализацию права на обжалование определений, выносимых в отношении апелляционной жалобы: об оставлении без движения и т.д. Довод не представляется убедительным, поскольку право на обжалование могло бы быть реализовано и иными способами, например путем установления процедуры рассмотрения частных жалоб в том же суде, судебной коллегией в ином составе судей, либо передачи полномочий по проверке определений суда апелляционной инстанции  созданным в соответствии с ФЗ РФ от 28 ноября 2018 года № 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" апелляционным судам общей юрисдикции.

Иных причин для делегирования апелляционных функций нет.

Думается, имеются достаточные основания утверждать о необходимости концентрации всех апелляционных полномочий в суде апелляционной инстанции. Такой вариант реформирования процессуального порядка пересмотра судебных постановлений, не вступивших в законную силу, позволил бы добиться существенной экономии процессуальных средств, более чем заметного сокращения сроков апелляционной проверки, и самое существенное - приблизил бы для участников процесса реальную защиту их нарушенных прав – вступление судебных постановлений в законную силу и их исполнение.

 

О.В. Баулин,
президент адвокатской палаты Воронежской области.

 

 



[1]  См.: Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М.: Городец, 2005. С.147; Малюкина А.В. Концентрация процесса - основа своевременного и правильного рассмотрения гражданского дела. М.: Городец, 2009. С. 40.

[2]  См. Латыев А.Н. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса России: взгляд с другой стороны // Вестник гражданского процесса. 2015. N 1. С. 46 - 70.

[3]  См. Спиричева О.А. Существенные различия арбитражного и общегражданского процесса, влияющие на скорость судебного разбирательства // Администратор суда. 2019. N 1. С. 7 - 11.

[4]  Батурина Н.А. Возвращение апелляционной жалобы с делом в суд первой инстанции для устранения недостатков, препятствующих апелляционному рассмотрению // Администратор суда. 2018. N 1. С. 3 - 6.