Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Блоги
11.11.2019

О правительственном совещании (неофициальная заметка).

Если попытаться (именно в данном случае это довольно непросто) обойтись без громких и пафосных фраз, о важности и значимости для российской адвокатуры состоявшейся 7 ноября встречи Председателя Правительства России Д.А. Медведева с представителями адвокатуры все равно невозможно не сказать.

Причины – не только актуальная повестка, вопросы, которые обсуждались и которые были разрешены, либо были намечены варианты движения к решению. Дело в самом факте встречи, ее тональности, отразившей статус адвокатуры как необходимого и обязательного элемента системы отправления правосудия, информированности премьер-министра о проблемах адвокатуры и оказания юридической помощи и готовности их обсуждать и решать.

Содержание выступления Дмитрия Анатольевича доступно и, думаю, известно всем заинтересованным. Смысла пересказывать его нет. Хотел бы обратить внимание опять-таки на тональность и готовность не только оценивать, но и принимать решения. Премьер-министр, к примеру, был в курсе проблематики адвокатских запросов, дисбаланса в отношении к ним, с недоумением сравнивал со сроками исполнения журналистских и следственных запросов, ставил конкретные задачи и в связи с этим говорил о необходимости при разработке нового КоАП РФ вспомнить об определении ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности.

Настолько же профессионально Дмитрий Медведев рассказал о принципиальном для состязательного правосудия характере права на беспрепятственное свидание адвоката с подзащитным и необходимости обеспечить его реальными процедурами. Так же четко и позитивно прозвучала мысль о недопустимости цензуры переписки адвоката и подзащитного. Думаю, наряду с прочим все это – определяющие позиции для решения проблем адвокатской деятельности, связанных с посещениями СИЗО.

Уверенно и информировано Дмитрий Анатольевич высказался о необходимости в новом КоАП закрепить составы, требующие обязательного участия защитника, и сразу решить вопрос об оплате труда защитника по назначению по делам об административных правонарушениях.

Я намеренно обошел вниманием (пока) вопросы Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, которые были в центре тематики совещания. Мне показалось, что отношение к адвокатуре в большей степени было показано информированностью и вниманием именно к частным вопросам – о запросах, свиданиях, оплате назначения по административным делам. Частным не для нас, адвокатов, а для страны.

Выступление президента ФПА РФ вовсе не повторяло тезисы и идеи, уже озвученные Дмитрием Анатольевичем. Насколько было возможно на протокольном и жестко регламентированном мероприятии, Юрий Сергеевич пытался донести мысль о том, что адвокатура – не падчерица страны и правосудия. И это получилось. Слова и идеи об адвокатуре как части системы правосудия, заслуживающей более уважительного отношения, как о резерве судейского корпуса (об этом же говорил и министр юстиции А.В. Коновалова), необходимости устранить неформальный квалификационный запрет кандидатам на должность судьи иметь среди родственников адвокатов, недопустимости привлечения к ответственности за оказание юридической помощи государственным структурам, достойной оплате труда адвокатов по назначению были услышаны.

Кстати, был услышан и вопрос о возможности предоставления ФПА помещения в связи с перемещением ряда министерств и ведомств. В безвозмездное пользование. Премьер-министр ответил, что поручение даст, но как и на каких условиях это может случиться, обещать не может. И не удивлюсь, если и в этом аспекте получится что-то полезное для адвокатуры.

Министр юстиции РФ Александр Владимирович Коновалов и его заместитель Денис Васильевич Новак, наряду с информированным участием в обсуждении других вопросов, дали исчерпывающую характеристику внеадвокатского юридического рынка, его сегментов и проблем (трэш- , или квазиадвокатуры, как сказал Александр Владимирович) и точно обрисовали основные направления Концепции его реформы, предусматривающие объединение всех юристов, осуществляющих возмездное оказание юридической помощи, в рамках адвокатуры.

Вовсе не в унисон с основной идеей прозвучало предложение Михаила Юрьевича Барщевского ограничиться установлением процедуры судебного сертифицирования, которым могли бы заниматься квалификационные комиссии адвокатских палат, и не предусматривать обязательного «принудительного» членства в адвокатуре. Однако проблема вовсе не в допуске к судебной работе, а в ней самой: именно там случается все нехорошее и неприличное, за что частнопрактикующих ругают, и довольно часто справедливо. Правда, Михаил Юрьевич говорил о возможности отзыва сертификата той же квалификационной комиссией. Думается, высшая мера – далеко не всегда оптимальное лекарство. Иногда достаточно и поговорить, иногда – обратить внимание, иногда – предупредить. Все это уже – процедуры наблюдения и контроля, вкупе с «допуском» предполагающие именно членство, даже если и придумать какое-то другое слово для обозначения отношений. Первому вице-президенту ФПА РФ Евгению Васильевичу Семеняко пришлось парировать М.Ю. Барщевскому, даже на грани фола, так как премьер просил не устраивать в его присутствии дискуссию. Но Евгений Васильевич все же заметил, что для «выписывания рецептов» адвокатуре недостаточно дедушки – адвоката, надо еще и самому хоть немного разбираться в том, как устроена наша корпорация и в чем смысл нашей профессии.

В любом случае позитивно, что Дмитрий Анатольевич, указав на предполагаемый весьма длительный срок реформы, дал исчерпывающее поручение Концепцию доработать, с тем чтобы летом 2020 г., после обсуждения на ПМЮФ, внести ее в Правительство России.

На совещании была высказана идея снижения налогового бремени для адвокатов. Заметной поддержки у Дмитрия Анатольевича она не нашла и, думается, вряд ли могла найти. Это когда хотелось бы меньше или вообще без них, но при этом понимаешь, что так нельзя. Вряд ли стоит поднимать и тему распространения на адвокатов экспериментального режима налога на профессиональный доход. Кстати, адвокаты, для которых эта тематика важна, говорят: лучше не нужно трогать, все сложилось, все понятно работает, с нюансами разбираемся или разберемся.

Дело даже не в том, что режим налога на профессиональный доход предполагает обложение хотя и 6 процентами, но «вала», а не заработка, т.е. того, что мы именуем отработанным гонораром за вычетом расходов. И не в том, что квитанция о полученных суммах немедленно направляется в налоговый орган (нет адвокатской тайне всегда, а не только при проверке!). И даже не в том, что понятие «неотработанного гонорара» налог на профессиональный доход убивает, поскольку подлежит уплате сразу, в следующем месяце. Все это важно для оценки, но вопрос прежде всего в том, что он экспериментальный, и одна из его целей – легализация теневых видов деятельности. Мы же этим не страдаем, вроде бы. И еще важно, что НПД – налог индивидуальный и с любыми коллективными формами деятельности не совместим.

В итоге – практически все реальные проблемы адвокатуры встретили информированное внимание главы Правительства, понимание и мотивированную поддержку Министерства юстиции, многие – нашли решение, другие – пути для этого.

Завершая, не удержусь от небольшого пафоса. Юрий Сергеевич и ФПА сделали очень важное для адвокатуры. Такое, что даст результаты, и такое, что будет работать в перспективе. Результаты встречи-совещания еще долго будут сказываться и осмысливаться. Пока же – спасибо…

 

О.В. Баулин,

президент адвокатской палаты Воронежской области.