Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Блоги
28.02.2020

Несколько слов о реализации прокуратурой надзорной функции.

Не так давно в системе прокуратуры России произошли кадровые изменения, на должность Генерального прокурора России назначен сотрудник Следственного Комитета РФ.

С одной стороны блестящий послужной список нового Генерального прокурора, опыт следственной работы, знание и понимание допускаемых следственными органами нарушений закона должны каким-то образом способствовать улучшению прокурорского надзора, но с другой?

В памяти всплыло еще «горячее» дело, по которому прокуратура Воронежской области, показала себя не как орган, осуществляющий надзор за процессуальной деятельностью органов предварительно следствия, а наоборот, как орган, покрывающий нарушения закона и сам допускающий такие нарушения. 

Итак, в отношении фирмы «НГ» на основании решения от 23.10.2017г., МИФНС №1 Воронежской области проводилась выездная проверка, к участию в которой был привлечен сотрудник полиции – старший оперуполномоченный УЭБиПК.  Задолго до составления Акта проверки и принятия окончательного решения налоговым органом, указанный сотрудник полиции усмотрел не только наличие налогового правонарушения, но и состав уголовного преступления, о чем 18.07.2018 года им был оставлен рапорт об обнаружении признаков преступления по ч.2 ст.199 УК РФ, который был зарегистрирован в КУСП ОП№6 г. Воронежа.

Проверка сообщения о преступлении сотрудниками ОП №6 не проводилась, а проводилась силами УЭБиПК ГУ МВД России по Воронежской области на основании письменного «указания» начальника отдела УЭБиПК ГУ МВД России по Воронежской области. При этом никаких решений начальника ОП№6 о передаче данного материала в УЭБиПК естественно не имелось, как и не имелось каких-либо поручений начальника ОП№6 г. Воронежа сотрудникам УЭБиПК о проведении проверки сообщения о преступлении.

Оперативные сотрудники УЭБиПК провели изъятие оргтехники в организации не имеющей отношения к фирме, проверяемой налоговой инспекцией, но в которой подозреваемый Ф. являлся директором и учредителем. Изъятие имущества было оформлено «осмотром места происшествия».

Указанные действия и решения силовиков по проверке сообщения о преступлении, производству осмотра и изъятию защитой были обжалованы в порядке ст. 125 УПК РФ. Результат рассмотрения жалоб судом вписывается в среднестатистические показатели – отказ в удовлетворении, действия и решения сотрудников полиции соответствуют УПК РФ.

Дальнейшее развитие событий так же было предсказуемо, 28.09.2018г. СУ СК РФ по Воронежской области в отношении бывшего директора фирмы «НГ» - Ф. возбуждено уголовное дело по п. «б» ч.2 ст. 199 УК РФ. Подозреваемому Ф. вменялось уклонение от уплаты налогов с организации, совершенное в особо крупном размере. Сумма недоимки по НДС, по мнению следствия, составила более 22 млн. рублей. В обоснование решения о возбуждении уголовного дела следователь сослался на наличие достаточных данных, свидетельствующих о совершении Ф. налогового преступления.

 

При этом по состоянию на 28.09.2018г., не был даже составлен Акт налоговой проверки, тем более отсутствовало решение налогового органа по результатам выездной проверки, т.е. сведений о нарушении налогового законодательства не имелось.

Тем не менее, в рамках имеющихся полномочий, предусмотренных п.9 ст. 144 УПК РФ, орган предварительного расследования решил, что имеющихся оснований достаточно для возбуждения уголовного дела. В дальнейшем, при ознакомлении с материалами, представленными в суд при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, защите стало известно, что таким основанием явилась некая «справка исследования документов» все того же оперативника УЭБиПК - члена комиссии проводимой налоговой проверки, инициатора уголовного преследования.

При отсутствии сведений о нарушении налогового законодательства защитник обоснованно полагал о незаконности решения о возбуждении уголовного дела, в связи с чем, постановление о возбуждении уголовного дела было обжаловано в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

В жалобе защитник сослался на необоснованность принятого следователем решения, поскольку на момент принятия решения, оснований для возбуждения уголовного дела не имелось, сумма ущерба достоверно установлена не была. Такая позиция согласовывалась с разъяснениями Пленума ВС РФ от 15.11.2016г. №48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

  Решение по жалобе защитника так же предсказуемо, поскольку как показывает практика, даже самые очевидные нарушения закона со стороны правоохранительных органов редко оказывают влияние на внутреннее убеждение судей.  В обоснование своего решения судья Ленинского райсуда в том числе дословно указал, что «установление точной суммы ущерба при принятии решения о возбуждении уголовного дела необязательно, следователь намеревался впоследствии, после возбуждения уголовного дела, назначить и провести экспертизу на предмет установления точной суммы ущерба, поскольку ее проведение возможно только после возбуждении уголовного дела»?

Такое суждение судьи не только не согласуется с нормами УПК РФ в части возможности и необходимости  проведения экспертиз в порядке ст. 144 УПК РФ – до возбуждения уголовного дела, но и противоречит позиции ВС РФ, отраженной в постановлении Пленума ВС РФ от 15.11.2016г. №48, поскольку расследование дел об экономических преступлениях имеет свою специфику.

Указанное решение судьи Ленинского районного суда успешно устоялось в апелляции, честь судейского мундира попрана не была, внутреннее убеждение судьи первой инстанции полностью совпало с убеждениями судьи апелляционной инстанции: уголовное дело возбуждено правильно, при наличии достаточных оснований.

Спустя 4 месяца после возбуждения уголовного дела, следователь пришел к выводу о необходимости проведения экономической экспертизы, поскольку какого-либо решения налогового органа в ближайшее время не предвиделось по причине привлечения к участию в защите грамотного налогового юриста. О назначении экономической экспертизы подозреваемый Ф. и его защитник адвокат Федотов С.П. были ознакомлены одновременно с ее результатами.

Как оказалось, проведение экономической экспертизы следователем было поручено коллеге, эксперту – криминалисту СУ СК РФ по Воронежской области, который очевидно не находясь в служебной зависимости установил истину – недоимка по налогам имеет место. Ее сумма в точности совпадает со сведениями в Акте налоговой проверки, который к этому времени был наконец-то составлен. Получите железобетонное доказательство виновности Ф.

После консультаций со специалистами в области бухучета и налогового законодательства, защита воспользовалась своим правом и представила следователю заключение специалиста, в соответствии с которым, НДС фирмой «НГ» исчислен правильно, а заключение эксперта – криминалиста СУ СК РФ по Воронежской области К. как минимум несостоятельно.

Одновременно в прокуратуру Воронежской области защитником были обжалованы действия следователя, нарушающие права подзащитного по реализации прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ.

Однако у прокуроров имелось свое «внутреннее убеждение» относительно предмета жалоб адвоката, которого в отличие судей вроде бы быть и не может.

Так, должностные лица прокуратуры области решили жалобы защитника в порядке ст. 124 УПК РФ не рассматривать и решений по ним не принимать. Жалобы защитника по уголовному делу были поименованы как «обращения» и направлены для разрешения по существу в СУ СК РФ по Воронежской области! Такие очевидно незаконные решения были обжалованы заместителю прокурора области, затем прокурору области.

Наверно коллеги сильно удивятся,  но 1-е лицо прокуратуры области, согласилось с решениями своих подчиненных - жалобы защитника в порядке ст. 123-124 УПК РФ можно не рассматривать в установленном законом порядке и решения по ним не принимать.

По стечению обстоятельств в апреле 2019г. Генеральной Прокуратурой РФ в Воронежской области  проводилась проверка. В ходе личного приема в помещении прокуратуры Воронежской области заместитель генерального прокурора РФ Гулягин Ю.А. согласился с позицией защитника о нарушении прав на защиту и не соответствии УПК РФ вышеупомянутых решений прокуроров. Бывшему прокурору области Шишкину было даже неудобно за незаконные решения своих подчиненных (и за свое), и в присутствии высокопоставленного проверяющего им было обещано устранить допущенные нарушения закона.

Вот она – победа, «старший сказал», сейчас-то прокуратура разберется с нарушением прав подозреваемого следственным органом. Но не тут-то было. В письменном ответе Генеральной прокуратуры о нарушении прав подозреваемого вышеуказанными действиями прокуроров Воронежской области ни слова, ответ «ни о чем».

Дальнейшая судьба уголовного дела такова. На 11 месяце следователь СК РФ принял обоснованное решение о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, разъяснено право на реабилитацию, а прокуратурой области принесены извинения. С учетом решения следствия, спустя 2 года состоялось решение налогового органа, размер недоимки по налогам вместо насчитанных по Акту проверки 90 млн. рублей составил 800 тысяч рублей.

В итоге результат неплохой, но мучает вопрос: где же был соответствующий прокурорский надзор?

 В заключении позволю себе предположить, что с приходом нового Генерального прокурора, прокурорский надзор за процессуальной деятельностью следственных органов многократно усилится, разве не так?

 

Адвокат Федотов С.П.