Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Блоги
14.08.2019

Кто должен потерпевшему?

Как всегда причиной написания данной статьи послужила не вдруг возникшая, а давно назревшая потребность обсудить  серьезную проблему современного уголовного судопроизводства. Побудительным же мотивом, послужило конкретное уголовное дело.

 В мае 2017 года погиб ведущий инженер одного из сельскохозяйственных предприятий района, где я представлял интересы потерпевшей. Судебное следствие по уголовному  делу по ст. 264 ч.3 УК РФ закончилось обвинительным приговором.  Подсудимый осужден, по делу удовлетворен гражданский иск. Жена погибшего получила исполнительный лист, направила его по месту отбывания наказания, но до настоящего времени не получила ничего, а прошло более двух лет. Близится  окончание срока наказания для осужденного.

Бывшая доверительница позвонила мне, пожаловалась, просила совета, помощи. А есть ли у адвоката реальная возможность, что-либо посоветовать, или помочь? Это, по моему мнению, одна из проблем современной адвокатуры. И нас, как адвокатов, эта проблема касается более всех и чаще всех.

В самом деле, кто должен потерпевшему?

Дело в том, что Конституция РФ, как общественный договор между государством и обществом, содержит прямые  нормы, обязывающие государство обеспечить потерпевшему компенсацию ущерба, причиненного преступлением.

Так, в ст. 52 Конституции РФ указано, что  права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсации причиненного ущерба.

Из буквального прочтения этой нормы следует, что если государство «обеспечивает» компенсацию ущерба, то со стороны государства предполагаются механизмы, гарантирующие  возмещение.

Иное понимание содержания данной Конституционной нормы, противоречило бы содержанию ст. 18 Конституции РФ о том, что права и свободы гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Значит, смысл и содержание не только законов, но и практическая деятельность законодательной и исполнительной власти, органов местного самоуправления должны исходить из прав и свобод гражданина. Применительно к нашей теме, действия законодательной и исполнительной власти должны выражаться в практических действиях по возмещению ущерба от преступления.

Провозгласив публичность права, государство - с одной стороны - взяло на себя обязанность защиты граждан от преступлений, а с другой - запретило гражданам самостоятельно, без участия государственных органов и должностных лиц, принимать меры к возмещению ущерба.  За нарушение этого запрета установлена уголовная ответственность. ( ст. 330 УК РФ).

Абсолютно оправданное, с точки зрения охранения общественного порядка требование. И в этой части забота государства понятна.

Но как быть с тем, что государство уклоняется от взятой на себя обязанности гарантировать компенсацию причиненного ущерба. Механизмы, существующие на сегодняшний день, не предполагают участия государства в этом, оставляют гражданина один на один с проблемой.

Часть 3 ст. 42 УПК РФ содержит указание на то, что потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением. Для этого потерпевший должен обратиться с иском.

Механизм малоэффективный, если не сказать более. Из практики мы знаем, что основная часть преступлений общеуголовной направленности совершается лицами, не имеющими средств к возмещению ущерба и не имеющим имущества, на которое может быть наложено взыскание. Исполнение судебного решения в этой части практически невозможно.

При небольших суммах ущерба, стремясь к смягчению наказания, виновные изыскивают некоторые суммы и предлагают их потерпевшим, как на стадии предварительного расследования, так и в суде. Казалось бы, механизм работает! Но это только на первый взгляд. На самом деле позиция потерпевшего относительно меры наказания и возможного прекращения уголовного дела претерпевает серьезные испытания. Свободная воля потерпевшего подавляется, он вынужден менять свое поведение. Последствия самые разнообразные: начиная от заявлений, что вред несущественный, просьб назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ и прекратить дело, до изменения показаний в пользу обвиняемого либо подсудимого.

Учитывая, что адвокат – представитель потерпевшего - следует воле своего доверителя то, соответственно, его позиция утрачивает принципиальность и последовательность. Суды, расценивая частичное или полное возмещение ущерба как признак раскаяния, существенно снижают наказание.

А если в рассмотрении иска при рассмотрении уголовного дела отказано? Потерпевший, которому государство гарантировало обеспечение возмещения ущерба, начинает хождения по судам. Уже претерпев от преступления, должен и дальше тратить деньги, нервы, время,  взыскивая ущерб. А получив судебное решение, не получает возмещения, поскольку осужденный отбывает наказание или же неплатежеспособен.

А как быть, если преступление совершено, ущерб причинен, а виновное лицо не установлено, преступление не раскрыто?

Гражданин претерпел от преступления, от которого его обязалось защитить государство, его (согласно норм УПК РФ) признали потерпевшим, разъяснили, что  ему обеспечивается право на возмещение. А дальше?  - дальше полное отсутствие механизма реализации права на защиту от преступления, прямо декларированного Конституционной нормой.

Одной из целей уголовного наказания, наряду с исправлением осужденного, является восстановление социальной справедливости (ч.2 ст. 43 УК РФ). Потерпевший обоснованно ожидает от судебного разбирательства социальной справедливости, которая для него заключается в возмещении ущерба.

А как можно вести речь о восстановлении социальной справедливости, если судебное решение не обеспечивает  реального фактического возмещения ущерба от преступления?

Конструкция уголовно-исполнительной системы также не предполагает восстановление социальной справедливости при отбытии наказания осужденным. Производственная база в местах лишения свободы отсутствует. Привнесенные в результате реформ гуманистические начала, не предполагают принуждение осужденного к труду. Даже если осужденный, по собственной воле зарабатывает в местах лишения какие- либо средства, то они распределяются в соответствие с законом  «Об исполнительном производстве».

В случае, когда взысканная с должника денежная сумма недостаточна для удовлетворения в полном объеме требований, содержащихся в исполнительных документах, указанная сумма распределяется между взыскателями, предъявившими на день распределения соответствующей денежной суммы исполнительные документы. (ч.1 ст. 111 Закона).

В соответствие с ч.3 данной нормы, если взысканная с должника денежная сумма недостаточна для удовлетворения требований одной очереди в полном объеме, то они удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме, указанной в исполнительном документе.

Таким образом, перспективы получить возмещение ущерба по приговору суда от осужденного сведены к нулю.

Ныне существующие норы уголовного закона и других законодательных актов, касающихся восстановления имущественных прав потерпевших, не позволяют сделать вывод о том, что государство сформулировало их с учетом требований ст. 18 Конституции РФ.

Нормы  о конфискации имущества, касаются только небольшого перечня преступлений тяжкой и особо тяжкой квалификации. Часть 1 ст. 104-1 УК РФ предполагает конфискацию имущества, принудительное безвозмездное изъятие и обращение имущества  в собственность государства. Справедливости ради, следует сказать, что  ст. 104-3 УК РФ, содержит указание на то, что  при решении вопроса о конфискации имущества, в первую очередь должен быть решен вопрос о возмещении вреда, причиненного законному владельцу. Из буквального прочтения нормы следует, что речь идет о возможности возмещения имущественного вреда. А как быть с возможностью возмещения за счет конфискованного имущества морального вреда? (причиненного, например, в результате совершения преступлений против личности, предусмотренных ст. ст. 105 ч.2, 111 ч. 2-4 УК РФ, указанных в перечне ст. 104-1 УК РФ) А ведь именно моральный вред в основном причиняется  по данной категории дел.

Что говорить о преступлениях, предусмотренных ст.264 ч.3 и ч.3 УК РФ, где в результате совершения преступления гибнут люди, причиняется колоссальный имущественный и моральный вред целому ряду потерпевших?

Санкция многих норм особенной части уголовного закона, содержит штраф в качестве основного либо дополнительного наказания. При этом штраф, то есть денежное взыскание, идет в доход государства.

Таким образом, государство, провозгласив публичный характер уголовного права и не сумев защитить своих граждан, не выработало механизмов, обеспечивающих гарантированное возмещение ущерба потерпевшим.

Между тем, учитывая публичный характер уголовного права, логичным представляется на законодательном уровне установление правила, при котором государство возмещает потерпевшему ущерб от преступления, сохраняя за собой право компенсации выплаченных сумм с виновного. При таком подходе естественным образом возникнут и эффективные способы взыскания.

Коль скоро адвокатура, как институт гражданского общества, призвана в целом, защищать права и законные интересы своих доверителей, то, по моему мнению,  было бы целесообразным проявить законодательную инициативу в этой части.

Адвокат

Рыбальченко Алексей Владиславович