Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Адвокатура
13.05.2020

Воронежская адвокатура не прекращала работу с начала действия ограничительных мер.

Об особенностях работы профессиональных защитников в условиях карантинных мер, предпринятых на фоне угрозы коронавируса, сотрудник редакции Горком 36 Герман Полтаев побеседовал с президентом Адвокатской палаты Воронежской области Олегом Баулиным и советником президента Адвокатской палаты Евгением Паниным.

Олег Владимирович, пандемия затронула всех. А как именно она отразилась на работе воронежских адвокатов?

О. Б.: - Адвокатура – своеобразная проекция общества, поэтому все сложности, связанные с последствиями пандемии, ограничениями и запретами отразились и на ее состоянии, и на ее работе. Не удивительно, что работы стало меньше. Мало что сохранилось в неизменных объемах, какие-то виды деятельности заметно сократились, какие-то, например, процессуальная работа по арбитражным и гражданским делам – почти совсем сошли на нет.

Тем не менее, сама возможность работать у адвокатов сохранилась. Многим это кажется «льготой», незаслуженным подарком судьбы – почему же, как говорят, «обычные» юристы должны находиться дома, а адвокаты могут свободно «бродить» по городу. Но так кажется, если не задумываться над смыслом и причинами.

Адвокаты обеспечивают защиту по уголовным делам, в том числе защиту обязательную, по назначению органов следствия и судов. Нужно понимать, что для нас это – не право, а обязанность. Примерно то же самое – в отношении всех иных видов деятельности.

Пандемия на социальные процессы влияет по-разному, уголовные дела не исчезают, необходимость их расследования не устраняется. Отсюда – необходимость продолжать профессиональную работу,  защищать.

Схожая ситуация с деятельностью Совета адвокатской палаты. Совет обязан выполнять все функции, необходимые адвокатам. Обеспечивать принятие поручений, их распределение, контроль за исполнением, расчеты и т.д. И на пандемию здесь не сошлешься.

Для обычного работника вопрос соблюдения запретов и ограничений – его личный. Для структуры же, организующей деятельность в публичной сфере, отвечающей за нее, за работу адвокатов и за них самих, вопрос уже в другой плоскости. Да, все возможные меры предосторожности и защиты нужно принять, однако все, что должно, должно быть сделано. Прятаться в норку нельзя. Если же такое желание возникло – значит, когда-то случилась ошибка с выбором профессии и места работы.

 

- До того, как губернатор официально разрешил работать адвокатам, ваша деятельность была остановлена совсем?

О. Б.: Губернаторский указ, датированный 13 апреля текущего года, лишь конкретизировал законодательные положения об обязанности адвокатов оказывать юридическую помощь. Адвокатура не прекращала работу с момента начала действия ограничительных мер, да и не имела права это делать.

Однако в первые дни было сложнее обосновывать статус адвоката, его право перемещаться по городу, области и стране. К примеру, совету палаты пришлось выдавать справки, подтверждающие право на перемещение для исполнения профессиональных обязанностей. Указ губернатора в части, касающейся адвокатуры, многое упростил и объяснил.

 

- По вашему впечатлению, карантинные мероприятия отразились на правах подозреваемых, находящихся в СИЗО, или на осужденных? Не стало ли их положение хуже из-за того, что они были лишены возможности увидеть своего защитника?

О.Б.: - Нет оснований считать, что карантинные меры отразились на правах содержащихся под стражей. Нам в совете палаты было заметно, что управление ФСИН по области старается устранить даже возможность намеков на ухудшение положения арестованных, поддерживает с нами контакты по вопросам корректировки прежних форм работы адвокатов с подзащитными, отлаживанию новых, например, в форме видеоконференцсвязи…

Е. П.: - Действительно Адвокатская палата Воронежской области и управление регионального ФСИН находятся в постоянном диалоге, чтобы, в условиях сложившейся сложной эпидемиологической обстановки не допустить нарушения прав подозреваемых, обвиняемых, осужденных, содержащихся в следственных изоляторах. Необходимо также отметить участие в этом процессе уполномоченного по правам человека Воронежской области Татьяны Зражевской.

Кроме того, как уже отметил Олег Владимирович, адвокаты Адвокатской палаты области получили дополнительную возможность осуществления свиданий с подзащитными в режиме видеоконференцсвязи (на сегодняшний день это не имеет аналогов в России). Такая возможность, наряду с личными свиданиями, проходящими непосредственно в СИЗО, сохранится у адвокатов и после снятия ограничительных мер, связанных с пандемией.

 

- А насколько трудно стало адвокатам вести дела в суде (с учетом того, что легко это никогда не было)?

О. Б.: - В судах действительно работать стало сложно, а в некоторых (практически все арбитражные суды) – и вовсе невозможно по причине прекращения работы. Сложилось впечатление, что руководство судов оказалось наименее (среди прочих государственных структур) подготовленным к работе в нестандартной ситуации.

Суды общей юрисдикции смогли отладить рассмотрение уголовных дел и отдельных возникающих в них вопросов (например, меры пресечения) в минимально необходимом объеме. В остальном же – работа только на прием документов, и редкие постановления по делам, рассматриваемым без участия сторон (судебные приказы).

Думается, это не совсем правильно. Даже несмотря на то, что процесс консервативен, и может проходить только в формах, предписанных законом. Все публичные функции государства должны выполняться, в необходимых объемах. И надо сказать, что выполняются, от регистрации недвижимости и оформления разрешений на оружие, до расследования уголовных дел. А правосудие – одна из основ любого государства – «выключаться» и оставаться в стороне не вправе. Показательно, что отдельные суды в других регионах, основываясь на расплывчатых формулировках разъяснений Президиума Верховного Суда РФ и Совета судей РФ, работу продолжили.

 

- Евгений Александрович, Совет адвокатской палаты назвал вас одним из тех, кто в состоянии оказать помощь коллегам, имеющим острую необходимость в получении личного свидания с подзащитным в условиях карантина. За счет чего вам удается помочь в этом деле?

- Скорее, каким образом. В рамках исполнения п. 1.3. приказа УФСИН России по Воронежской области № 193, который предусматривает возможность посещения адвокатом (защитником) своего подзащитного в исключительных случаях.

В связи с возникновением сложной эпидемиологической обстановки мы все оказались в рабочих (и не только рабочих) условиях, несвойственных для нас, где, с одной стороны, мы не должны допустить нарушение прав подозреваемых, обвиняемых, осужденных, содержащихся в учреждениях УФСИН, в том числе и на свидание адвоката со своим подзащитным, а с другой, должны заботиться о том, чтобы не нанести вреда здоровью подзащитных.

В связи с этим, каждое свидание приходится согласовывать в целях недопущения нарушения вышеприведенного мной приказа регионального управления ФСИН.

Отмечу, что в рамках диалога между Адвокатской палатой области, регионального УФСИН, уполномоченного по правам человека в Воронежской области, а также правоохранительных органов региона, удается обеспечить баланс соблюдения прав подозреваемых, обвиняемых, осужденных без каких-либо перегибов.

 

- Олег Владимирович, изменятся ли, по-вашему, условия работы адвокатов после пандемии?

О. Б.: - Многие говорят, что когда (не если) пройдет пандемия, мир изменится. Не берусь судить о всем мире, но юридическая реальность изменится точно.

Ожидаем своеобразного «вала» дел в судах – даже месяц застоя придется преодолевать жесткими графиками рассмотрения дел.

Ожидаем увеличения количества судебных споров по определенным категориям. Не нужно быть глубоким аналитиком, чтобы говорить, например, об увеличении числа банкротных дел.

Ожидаем гуманизации, как минимум, практики применения мер пресечения и избрания в качестве таковой заключения под стражу.

Ожидаем корректировок процессуального законодательства, в спокойной обстановке. Не вызывает сомнения, например, необходимость урегулировать возможность дистанционного участия сторон и представителей в судебных заседаниях. Не так конечно, как удачно пошутили про обыск в режиме on-line ребята из Comedy. Тем не менее за время действия ограничительных мер убедились в необходимости и возможности регулирования и практики участия в процессе в форме видеоконференцсвязи.

Но, прежде всего, ожидаем ухода этой напасти. Ожидаем, и желаем всем здоровья, и душевного равновесия. 


Источник: gorcom36.ru

Фото: пресс-служба АПВО.