Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Наши статьи

18.12.2013

К вопросу об альтернативной судебно-медицинской экспертизе

А.Е. Маслов - Адвокат, профессор Российского академии правосудия.
А.В. Верлин - Специалист в области судебно-медицинской экспертизы.

 

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает равенство сторон в представлении доказательств, участии в их исследовании (ст.244 УПК РФ), в том числе судебно-медицинских экспертиз - одного из важнейших доказательств в процессе расследования и судебного рассмотрения преступлений против личности. Однако, возможности сторон в обеспеченности их судебно-медицинской экспертизой не равны. Так, представители защиты, в отличие от следователя, лишены возможности самостоятельно назначать экспертизы, присутствовать при их производстве, консультироваться с судебно-медицинскими экспертами, связанными подпиской о неразглашении данных предварительного расследования (ст. 161 УПК РФ). Кроме того, работая на всех этапах в непосредственном контакте со следователем, судмедэксперт становится участником предварительного расследования, непосредственно причастным к выработанной в его ходе оценке криминального события. Это обстоятельство формирует позицию эксперта заведомо противоположную позиции защиты и нарушает баланс возможностей обвинения и защиты. В свою очередь адвокаты, лишенные возможности непосредственной совместной работы с экспертами, ограничены лишь литературными судебно-медицинскими сведениями, в достаточной мере не охватывающими методологии, тактики, и технологии судебно-медицинского производства. Поэтому их вопросы к эксперту в судебном заседании, как правило, направлены на выявление формальных неточностей в экспертизах, не затрагивают сущностных проблем, разрешение которых могло бы принести им пользу. Уличительный характер вопросов, сам по себе, только укрепляет противоположную позицию эксперта. В итоге, защита не может получить полезный для себя экспертный ответ. Выходом из положения может служить создание альтернативной негосударственной экспертизы. Объективной основой для этого служит то обстоятельство, что уголовно-процессуальное законодательство предусматривает специалиста в качестве участника уголовного судопроизводства (ст. 5 8 УПК РФ), а его заключение в качестве доказательства (ст. 80 УПК РФ). Причем, в отличие от эксперта, специалист может выполнять заключение но самостоятельному предложению адвоката. Объектом для исследования специалиста могут быть материалы уголовного дела и другие документы, в том числе медицинские.

Некоторый опыт судебно-медицинского обеспечения адвокатов накоплен АНО "Дэкс", созданного в г.Воронеже. Одним из примеров продуктивного взаимодействия может служить заключение комиссии специалистов АНО "Дэкс", выполненного по предложению адвоката на стадии судебного производства в апреле 2006 года.

Органами предварительного следствия гр-ну Г. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ при следующих обстоятельствах: "... 8 декабря 2004 года Г., имея умысел на причинение телесных повреждений, нанес гр-ке Ч. несколько ударов руками и ногами в область головы и туловища, причинив повреждения в виде: ссадины в лобной области слева, трех кровоподтеков' в лобной области справа, в правой лобно-височной области, в области наружного края левой надбровной дуги; кровоизлияния в околопочечную клетчатку . правой почки, относящихся к категории не причинивших вреда здоровью.

После этого Г. продолжая свои преступные действия, по мнению органов предварительного следствия, "... умышленно с целью убийства путем удушения сдавил руками шею Ч., причинив повреждения в виде: тупой травмы шеи в виде кровоизлияния в мягкие ткани шеи по правой переднебоковой поверхности в средней трети, кровоизлияний в области рожков подъязычной кости, локального перелома левого рожка щитовидного хряща, относящиеся к категории причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. В результате умышленных действий Г. Ч. в течение нескольких минут скончалась от механической.асфиксии.

Затем Г., с целью сокрытия совершенного им преступления, используя автомобиль под управлением П., перевез труп гражданки Ч. из опорного пункта милиции на территорию гаражного кооператива"....

Обвинение было основано на результатах экспертизы трупа гр-ки Ч. Эксперт сделал вывод о том, что "смерть Ч. наступила от механической асфиксии, вызванной сдавлением органов шеи тупым твердым предметом на фоне алкогольной интоксикации, что подтверждается общеасфиксическими признаками: полнокровие внутренних органов, переполнение правых отделом сердца, острая эмфизема легких, пятен Тардье под легочной плеврой, пылевидных кровоизлиянии на стенках гортани, кровоизлиянии в мягкие ткани шеи". Проведенная повторная судебно-медицинская экспертиза подтвердила вывод первичной экспертизы и подчеркнула, что " асфиксия, повлекшая смерть Ч, не могла наступить без постороннего физического воздействия на потерпевшую".

Обвинение было также основано на показаниях многочисленных свидетелей, присутствовавших в помещении, где происходило, по мнению следствия, криминальное событие, накануне прихода туда Ч. и на показаниях свидетеля, который вывозил труп из этого помещения в другое место.

Адвокат обратился в АНО "Дэкс" с вопросом не могла ли асфиксия гр-ки Ч. наступить не от удавления ее посторонним человеком, а от воздействия шеей на тупой предмет, возможно руку покойной во время ее сна, не подвергая сомнению саму причину смерти.

При предварительном изучении копий документов, представленных адвокатом, специалисты АНО "Дэкс" усомнились в обоснованности асфиксии и предложили адвокату расширить круг вопросов. В результате, на основании представленных документов, было выполнено заключение специалистов, выводы которого полностью опровергали предыдущие заключения об асфиксии и обосновывали совершенно другую причину смерти, что в свою очередь являлось основанием для оправдания подозреваемого.

Специалисты АНО "Дэкс" сделали выводы:

"1 .Оценка случая гр-ки Ч. предполагает варианты причин смерти.

Одним из вариантов является механическая асфиксия, развившаяся в результате сдавления шеи. Рассматривая этот вариант, следует иметь в виду сложный механизм формирования состояния, которое обуславливает асфиксию при сдавлении шеи. Механизм состоит в том. что на шею, в которой заключены дыхательные пути, крупные артериальные и венозные сосуды, а гак же нервные пучки воздействует внешняя сила, которая вызывает комплексное реактивное состояние организма. Этот комплекс включает в себя:

А) - недостаточное поступление воздуха в легкие за счет уменьшения проходимости дыхательных путей (гортань или трахея) из-за их деформации.

Б) - уменьшение оттока венозной крови от головы, в том числе от головного мозга и уменьшение притока артериальной крови к голове, в том числе к головному мозгу.

В)- механическое перераздражение нервных узлов и пучков и вторичное рефлекторное нарушение из-за этого сердечной деятельности.

Этот комплекс в конченом итоге приводит к формированию состояния, обуславливающего смерть. Сила воздействия должна быть значительной, площадь воздействия должна быть большой, чтобы влиять на все перечисленные структуры. Площадь может быть и не столь большой, когда сила направлена только лишь на одну из тех структур: или на воздухоносные пути, или на сосуды, или на нервные узлы и нервные пучки.

При этом, во-первых, дыхательные пути, образуют структуры, препятствующие уменьшению их поперечного сечения. Так, трахея окружена кольцами хрящевой ткани, гортань защищена подъязычной костью и хрящами гортани. Для того, чтобы полностью прекратить поступление воздуха через гортань или трахею, нужно подействовать на них с такой силой, которая бы нарушила анатомическую целостность структур, защищающих гортань или трахею.

Во-вторых, голова и головной мозг кровоснабжаются не одной парой сосудов (артерия, вена), а несколькими, располагающимися в разных частях шеи, в том числе и в противоположных (левые, правые яремные вены, сонные артерии, позвоночные сосуды). Поэтому, воздействие только лишь на одну пару сосудов не прекращает кровоснабжение головы и головного мозга. Кроме того, для прекращения кровотока в венах и артериях нужна значительная сила, чтобы преодолеть давление крови в этих сосудах и сопротивление окружающих тканей. Обычно воздействие такой силы повреждает стенки окружающих мелких сосудов с образованием кровоизлияний.

В третьих, нервные узлы и пучки прикрыты значительным слоем мышечной ткани, подкожной жировой клетчатки и кожи. Поэтому для их пререраздражения необходима значительная импульсная сила, которая также повреждает мелкие сосуды и оставляет после себя кровоизлияния.

Имея в виду описанный сложный механизм, комиссия констатирует, что в данном случае как следует из заключения эксперта, имело место не сдавление шеи, а локальное, на малой площади, воздействие на шею. К сожалению, в заключении, не приведена точная локализация кровоизлияния " в мягких тканях шеи в средней трети на правой передне-боковой поверхности размерами 1-1,5 см", которое указывает на само воздействие. По-видимому, это воздействие пришлось на проекцию середины грудино-ключично-сосцевидной мышцы, вне расположения гортани и трахеи. Но можно так же предположить, что кровоизлияние располагалось и в проекции щитовидного хряща. Тогда, тупой предмет действовал бы приблизительно перпендикулярно к поверхности кожи, из-за чего не образовалась ссадина, которая возникнет только при тангенциальном воздействии. Так вот, если даже предположить, что предмет действовал на шею в проекции щитовидного хряща, то тогда вектор силы был бы направлен таким образом, что левая пластинка и ее верхний рог были бы вне зоны влияния этой силы и не могли бы упереться в позвоночник, деформироваться и сломаться. Но самое главное, заключается даже не в этом, а в том, что в месте перелома верхнего рога левой пластинки щитовидного хряща, отсутствовало кровоизлияние - достоверный признак образования перелома только после того как наступила смерть. А из этого следует, что перелом верхнего рога левой пластинки щитовидного хряща причинен после наступления смерти гр-ки Ч. и не имеет отношения к ее наступлению. Более того, предположение о том, что внешняя сила, вернее, место ее приложения было в проекции щитовидного хряща, так же не имеет под собой объективных оснований, так как на самом щитовидном хряще, в том числе на его левой пластинке не обнаружено кровоизлияний, то есть предположение о воздействии силы на щитовидный хрящ является гипотетическим, примененным нами лишь для того, чтобы обоснованно исключить воздействие силы на гортань.

Что касается кровоизлияний "умеренно-выраженных темно-красного цвета очаговых кровоизлияний в проекции рожков подъязычной кости", то они не поддаются оценке, так как не указаны их точная локализация (снаружи или изнутри, или сверху, или снизу), размеры, консистенция. Если же, несмотря на это, все-таки предположить, что эти кровоизлияния являются следствием "воздействия предметов с достаточно ограниченными поверхностями при условии - их глубокого погружения ... .В результате одновременного воздействия силы на обе боковые поверхности шеи с внедрением действовавшего предмета (предметов) в подчелюстную область" (выдержка из повторной, экспертизы), то мы получим обоснованный вывод о том, что при подобной предполагаемой локализации кровоизлияний невозможно достичь критического сдавления шеи и асфиксию. Это обусловлено тем, что при подобном механизме на коже должны образоваться кровоподтеки или ссадины, или и то и другое. Должны образоваться кровоизлияния на внутренней поверхности кожи шеи. Сама подъязычная кость, ее тело и особенно рога являются тонкими и хрупкими анатомическими образованиями и обычно ломаются при достаточном для асфиксии сдавлении с двух сторон. Ничего подобного в данном случае нет. Поэтому, если и имело место воздействие на шею в проекции подъязычной кости, то оно было минимальным, недостаточным для деформации гортани, препятствующей поступлению воздуха в легкие и развитию асфиксии.

Таким образом, рассматриваемый вариант о сдавлении шеи реалистичен только в том смысле, что на шею действительно воздействовала сила небольшой величины, на малой . около 1,5 -1 см площади, что не могло ни деформировать дыхательные пути, ни прекратить кровоснабжение головы и головного мозга, ни привести к перераздражению сосудисто-нервных пучков, и, .следовательно, не могло сформировать состояние, приведшее к смерти. Признаки, указанные в заключение эксперта, якобы свидетельствующие об асфиксии, во-первых, не являются специфическими для асфиксии, о чем будет указано ниже, и встречаются при других видах смерти, во-вторых, якобы имевшая место асфиксия не имеет этиологии - то есть первопричины - сдавления шеи, как это обосновано выше.

2. При экспертизе трупа гр-ки Ч. выявлен достоверный, объективный, выраженный в цифрах признак, прямо указывающий на отравление гр-ки Ч. этиловым спиртом: в крови из ее трупа обнаружено 4.6 промилле этилового спирта, что соответствует степени "тяжелое отравление алкоголем, может наступить смерть" (Р.В.Бережной, 1980). В моче из трупа гр-ки Ч. обнаружено 6,7 промилле этилового спирта, что указывает на то, что за несколько часов до наступления смерти концентрации этилового спирта в крови была значительно выше, вплоть до 6,7 промилле "смертельное отравление алкоголем" (Р.В.Бережной, 1980). К тому же, соотношение, концентрации этилового спирта в крови и моче свидетельствует, что процесс метаболизма этилового спирта в организма покойной был в фазе элиминации, как раз, при которой обычно и наступает смерть. (Р.В.Бережной, 1980, И.В.Стрельчук. 1973, П.И.Новиков, 1967).

Кроме указанного достоверного признака смерти от алкоголя при экспертизе трупа обнаружены и другие признаки, обычно характеризующие смерть от острого отравления алкоголем. К этим признакам относятся: "синюшно-фиолетовый цвет трупных пятен, их сплошной характер, синюшный оттенок лица, отечность и розоватый оттенок слизистой гортани с "пылевидными" кровоизлияниями, эмфизема ткани легких, мелкоочаговые темно-красные кровоизлияния под легочной плеврой, сероватый оттенок содержимого двенадцатиперстной кишки, очаговые кровоизлиянии в поджелудочной железе, отек головного мозга с единичными перевоскулярными кровоизлияниями, дистрофия, нарушение сократительной способности миокарда, острая фрагментация и очаговая атрофия волокон." (Р.В.Бережной, 1980,. А.П.Громов, А.В. Капустин, 1991, В.Г.Науменко, М.Л.Митяева. 1980).

3.Некоторые из указанных признаков (синюшность лица, острая эмфизема ткани легких, кровоизлияния под легочной плеврой отек гортани, полнокровие внутренних органов, отек головного мозга) могут наблюдаться и при асфиксии. Но в рассматриваемом случае, кроме главного, то есть, достаточного сдавления шеи, отсутствуют и другие асфиксические признаки: кровоизлияния в белочной оболочке глаз, мелкоточечные кровоизлияния под слизистой век, экхимозы на лице, ущемление языка, анизокория, кровоизлияния в сосочках и в мышцах корня языка, непроизвольные дефекация и мочеиспускание, кровотечение из наружных слуховых проходов, розоватая пена или кровянистое содержимое в ротовой полости и дыхательных путях, мелкоточечные возвышающиеся кровоизлияния под легочной плеврой, надрывы интимы сонных артерий, кровоизлияния в ретробульбарной клетчатке, наличие крови в грудном протоке, кровоизлияния в мягкие ткани головы, мышцы, во внутренних органах и сдизистых оболочках желудочно-кишечного тракта; участки ателектазов в легких с признаками бронхоспазма, венозное полнокровие мягких мозговых оболочек, стазы эритроцитов в капиллярах вещества головного мозга, нарушение кровообращения в виде полнокровия капилляров и вен миокарда ("А.А.Матышев, В.И.Витер, 1993, В.А.Попов, 1997, А.П.Громов, 1991, В.В.Хохлов, Р.В.Бабаханян, Г.И.Заславский, 1999, А.А.Матышев, А.Р.Деньковский, 1985).

4. Итак, нами проведена дифференциация между двумя изначально предполагаемыми причинами смерти гр-ки Ч. - сдавлением шеи, осложнившемся асфиксией и отравлением этиловым алкоголем. Подробный анализ и оценка результатов экспертизы трупа гр-ки Ч. показали, что для отравления алкоголем имеются убедительные, объективные, выраженные в цифрах доказательства в виде результата судебно-химического анализа крови и мочи, а также комплекса признаков, характеризующих этот вид смерти.

Для сдавления шеи нет ни одного признака, который мог бы быть основанием для констатации сдавления шеи, тем более, приведшего к асфиксии. Нет и достоверных признаков, о якобы развившейся асфиксии от сдавления шеи.

Таким образом, смерть гр-ки Ч. наступила от отравления этиловым спиртом, на что указывает: обнаружение при судебно-химическом исследовании крови из трупа 4.6 промилле этилового спирта и при исследовании мочи - 6.7 промилле; синюшность лица; отек головного мозга с единичным периваскулярными кровоизлияниями; острая эмфизема ткани легких; отечность и розоватый оттенок слизистой гортани с "пылевидными" кровоизлияниями; кровоизлияния под легочной плеврой; сероватый оттенок содержимого 12-ти перстной кишки; дистрофия, нарушения сократительной, способности миокарда, острая фрагментация и очаговая атрофия волокон; очаговые кровоизлияния в поджелудочной железе; полнокровие внутренних органов".

В дальнейшем заключение специалистов АНО "Дэкс" было подтверждено в Российском центре судебно-медицинской экспертизы Минздрава России, который пришел к выводам о том, что ".... наиболее вероятно, что смерть Ч. наступила от острого отравления этиловым спиртом ... при этом, отсутствует большая часть видовых признаков асфиксии от сдавлепии шеи ... механизм образования повреждений на шеи трупа Ч. был следующий: кровоизлияния в мягкие ткани шеи образовались при давлении шеи на внутреннюю поверхность правой кисти лучезапястного сустава под тяжестью собственного веса".

В итоге 27.04.2006г. городской суд вынес приговор: "Оправдать Г. по предъявленному обвинению, в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ на основании по ст. 302 ч.2. п.2. УПК РФ в силу непричастности подсудимого к совершению преступления". Областной суд 15.06.2006 г. оставил приговор городского суда без изменений.

Таким образом, попытки защиты в ходе полуторагодового предварительного следствия найти способ защиты не имели, успеха. Повторная судебно-медицинская экспертиза, проведенная в том же государственном экспертном учреждении, что и первичная экспертиза лишь укрепляла позиции следствия в доказательстве убийства. Только обращение к альтернативной экспертизе в лице АНО "Декс" привело к положительному результату. Заключение специалистов АНО "Декс" радикально повернуло ход судебного разбирательства и в итоге явилось решающим фактором для оправдательного приговора.

Приведенный пример убедительно доказывает, что для обеспечения равных возможностей стороны защиты и стороны обвинения в состязательном процессе необходима альтернативная судебно-медицинская экспертиза.