Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Новости
08.04.2019

Представлены наиболее важные решения КС по жалобам на нормы УК и УПК в 2018 г.

Два эксперта «АГ» полагают, что все вошедшие в эту часть обзора судебные акты имеют важное значение для правоприменительной практики. Третий эксперт отметил, что в ряде случаев Суд вновь продемонстрировал нежелание разобраться в острых проблемах российского уголовного судопроизводства, признав оспоренные нормы не противоречащими Конституции РФ и уклонившись от рассмотрения дела по существу.

Как уже писала «АГ», Конституционный Суд РФ опубликовал Обзор практики за 2018 г., в котором представлены 60 наиболее значимых правовых позиций. В раздел «Конституционные основы уголовной юстиции» вошли 8 судебных актов (6 постановлений и 2 определения) – всех их ранее освещала «АГ».

Адвокат АК «Бажинов и Партнеры» Георгий Скурятин полагает, что все вошедшие в обзор акты Конституционного Суда в сфере уголовной юстиции окажут воздействие на правоприменительную практику: «Они формируют единый подход к применению законодательства, что способствует защите прав участников уголовного судопроизводства, которые ранее иногда нарушались из-за отсутствия однозначного подхода судов». В связи с этим эксперт отметил невозможность выделить наиболее значимый судебный акт, так как каждый из них вносит определенность в нормы уголовного и уголовно-процессуального права для правоприменителя.

С ним согласен и партнер АБ «ЗКС» Алексей Буканёв, считающий, что «каждое постановление и определение комментируемого раздела Обзора КС имеет важное значение для уголовно-правовой практики». 

В свою очередь управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов полагает, что судебные решения КС РФ в сфере уголовной юстиции всегда вызывают повышенный интерес, так как они касаются наиболее чувствительной сферы для общества. «Увы, Конституционный Суд РФ вновь продемонстрировал нежелание разобраться в острых проблемах российского уголовного судопроизводства, признав оспоренные нормы не противоречащими Конституции РФ и уклонившись от рассмотрения по существу, – в этом “высокий суд” является неоригинальным и последовательным. Тем не менее большинство постановлений являются значимыми и представляют повышенный интерес», – отметил эксперт.

Изъятие имущества в качестве вещдока должно быть обосновано

Постановлением от 11 января 2018 г. № 1-П КС признал конституционность норм УПК, позволяющих изымать имущество в качестве вещественных доказательств без решения суда (ч. 1 ст. 81.1 и п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ).

Конституционный Суд подчеркнул недопустимость изъятия и удержания в качестве вещдоков предметов, используемых в предпринимательской деятельности и принадлежащих лицам, не имеющим статуса подозреваемых, обвиняемых или материально ответственных за них лиц, на досудебной стадии уголовных дел экономической сферы. Тем более если для обеспечения сохранности таких вещдоков не требуется их изъятие или возможен незамедлительный возврат предметов на ответственное хранение после производства необходимых следственных действий. 

«Сейчас при расследовании уголовных дел об экономических преступлениях аресту подлежит любое выявленное имущество, что с радостью используется следствием, а это нередко приводит к нарушениям прав и законных интересов третьих лиц и к дестабилизации отношений в предпринимательской деятельности», – отметил Алексей Иванов. Эксперт выразил надежду на то, что правоохранительные органы прислушаются к мнению Суда.

КС разъяснил правила применения домашнего ареста

В Постановлении от 22 марта 2018 г. № 12-П Суд проверил на соответствие Конституции РФ ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ.

КС РФ подтвердил конституционность оспариваемых норм, согласно которым помещение под домашний арест лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, допускается лишь в случае, если за это преступление в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо при наличии предусмотренных ч. 1 ст. 108 Кодекса исключительных случаев для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при которых домашний арест в принципе может быть применим.

Алексей Иванов отметил значимость выводов Суда, поскольку они корректируют практику применения меры пресечения в виде домашнего ареста. «Домашний арест допустим лишь при условии обеспечения соразмерности данной меры пресечения целям ее применения и должен соотноситься с возможностью назначения лицу уголовного наказания в виде лишения свободы. Важно и то, как КС РФ оценил порядок применения домашнего ареста, указав обязанности должностного лица органа предварительного расследования и суда (так, первому необходимо доказать, а второму – проверить наличие нормативной возможности назначения наказания в виде лишения свободы). Это особенно важно при применении этой меры пресечения по делам небольшой тяжести», – прокомментировал адвокат.

КС указал на пробел в УК, который препятствует признанию покинувшего место ДТП водителя пьяным

Постановлением от 25 апреля 2018 г. № 17-П Конституционный Суд выявил неконституционность п. 2 примечаний к ст. 264 УК РФ. Суд отметил, что спорная норма ставит водителей, в том числе в состоянии опьянения, которые совершили нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее тяжкие последствия, и скрылись с места ДТП, в преимущественное положение по сравнению с водителями, оставшимися на месте ДТП, в отношении которых установлен факт употребления алкогольных напитков либо которые не прошли медосвидетельствование. 

Адвокат Георгий Скурятин назвал указанное разъяснение интересным и отметил, что «после внесения изменений в УК РФ данная несправедливость будет устранена, а норма будет соответствовать Конституции РФ». Как ранее писала «АГ», в июле прошлого года МВД разработало пакет законопроектов о внесении изменений в УК и КоАП РФ, поводом для подготовки которых послужило данное постановление.

Недопустимость бессрочного содержания обвиняемых в психиатрической лечебнице

Постановлением от 24 мая 2018 г. № 20-П КС подтвердил конституционность ч. 1 ст. 435 УПК «Помещение в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях». КС указал, что суд обязан установить срок, на который человек, содержащийся под стражей, помещается в психбольницу. Продлевается такой срок с учетом положений УПК и при этом не является препятствием для прекращения нахождения человека в лечебнице. 

Ранее «АГ» сообщала, что Минюст уже разработал пакет поправок в законодательство, направленных на уточнение порядка и условий содержания подозреваемых и обвиняемых в психиатрических стационарах. Первый законопроект вносит изменения в ст. 29 и 435 УПК в целях установления порядка и оснований продления срока нахождения подозреваемых и обвиняемых в медицинской организации. Второй законопроект вносит корреспондирующие изменения в Закон о психиатрической помощи.

КС вынес постановление, позволяющее увеличить число оправдательных приговоров

Постановлением от 15 октября 2018 г. № 36-П признаны не противоречащими Конституции РФ ч. 1 ст. 10 УК РФ, ч. 2 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 1 ст. 239 и п. 1 ст. 254 УПК. 

КС пояснил, что согласно спорным нормам суд при рассмотрении уголовного дела частного обвинения обязан выяснить позицию обвиняемого относительно прекращения дела в связи с декриминализацией, и только при наличии такого согласия он может прекратить уголовное дело. Если же обвиняемый возражает против этого, то суд должен рассмотреть уголовное дело по существу и вынести оправдательный приговор или прекратить дело по вышеуказанному основанию. В противном случае, как отметил КС, обвиняемый по делу частного обвинения теряет доступ к правосудию, а суд выносит решение без правовой оценки деяния (события преступления), без исследования обстоятельств произошедшего и имеющихся доказательств.

Во избежание возможного влияния бывшего главы города на суд можно изменить подсудность его уголовного дела

В Постановлении от 9 ноября 2018 г. № 39-П Конституционный Суд отметил конституционность ч. 1, 3 и 4 ст. 35 УПК РФ, касающихся изменения территориальной подсудности уголовного дела, а также ч. 1 и 3 ст. 1 УПК РФ, в которой говорится о законах, определяющих порядок уголовного судопроизводства. 

В постановлении КС отметил, что оспариваемые нормы не исключают возможность изменения территориальной подсудности уголовного дела, если на территории, подпадающей под юрисдикцию суда, в который поступило такое дело, сохраняющееся фактическое влияние обвиняемого или одного из нескольких обвиняемых (в том числе обусловленное его положением до начала производства по данному уголовному делу) на деятельность государственных и общественных институтов создает угрозу гарантиям объективного и беспристрастного правосудия. 

Также Суд пояснил, что при наличии вышеуказанных обстоятельств вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела рассматривается по обращению Генпрокурора РФ или его заместителя судьей ВС РФ в рамках состязательного судебного разбирательства, что предполагает учет мнения сторон о наличии каких-либо препятствий к передаче дела в определенный суд и соблюдение принципа доступности правосудия (территориальная и транспортная доступность, технические возможности видео-конференц-связи, судебные издержки и др.). Принятое в таком порядке решение об изменении территориальной подсудности уголовного дела может быть обжаловано или на него может быть принесено представление прокурора.

Документ содержит два особых мнения судей Сергея Казанцева и Юрия Данилова, которые не согласились с правовой позицией, приведенной в постановлении КС. Как писала «АГ», некоторые адвокаты выразили свою солидарность с особыми мнениями судей.

По мнению Алексея Буканёва, данное постановление КС разрешает изменять территориальную подсудность уголовных дел по оценочным основаниям, которые определяют Генеральная прокуратура и Верховный Суд РФ. «Это разъяснение может способствовать направлению уголовных дел в “удобные” суды. Тем не менее в некоторых случаях изменение подсудности действительно может повлиять на независимое рассмотрение уголовных дел», – заключил адвокат.

В свою очередь Алексей Иванов отрицательно оценил выводы Конституционного Суда РФ: «Игры государственных органов с изменением подсудности в выгодном для них свете продолжатся, не будет скорректирована нестабильная практика изменения территориальной подсудности при рассмотрении уголовных дел, поэтому острые проблемы в части доступа к правосудию, рассмотрения уголовного дела законным составом суда сохранят свою актуальность».

Может ли свидетель пригласить на свой допрос адвоката, являющегося защитником обвиняемого

В Определении от 15 октября 2018 г. № 2518-О Конституционный Суд пояснил, что п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ выступает одной из гарантий надлежащего осуществления адвокатом юридической помощи, обеспечивает права и законные интересы участников уголовного судопроизводства, являющихся или являвшихся его доверителями, защищает публичные интересы в сфере уголовного судопроизводства. 

Суд заключил, что это законоположение не является неопределенным, не ограничивает свидетеля в праве пригласить для участия в допросе иного адвоката, не участвующего в данном деле, не создает непреодолимых препятствий для получения свидетелем квалифицированной юридической помощи и не может расцениваться в качестве нарушающего конституционные права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

По мнению Алексея Буканёва, содержащиеся в определении выводы Суда имеют значение почти для каждого уголовного дела, поэтому их практическая значимость неоспорима. «Ранее вопрос о возможности участия одного адвоката в допросе разных свидетелей и потерпевших фактически решался следствием по своему внутреннему убеждению со ссылкой на “размытые” нормы УПК, – пояснил адвокат. – КС высказал позицию о том, что один адвокат не может оказывать юридическую помощь разным свидетелям, если в интересах этих свидетелей имеются противоречия. Теперь при решении вопросов о возможности участия адвокатов и их отводов следователи все чаще опираются на указанное разъяснение Суда, что способствует выработке единообразной практики».

КС не стал проверять нормы УПК, из-за которых судья не смог обжаловать решение о прекращении статуса

В Определении от 6 декабря 2018 г. № 3105-О КС отказал бывшему судье Владимиру Дорофееву в рассмотрении жалобы на ряд положений уголовно-процессуального законодательства, которые, по его мнению, позволяют отказывать судьям, чьи полномочия были досрочно прекращены, в доступе к правосудию.

Суд отметил, что сама по себе отмена вышестоящим судом решения, принятого судьей, то есть должностным лицом, уполномоченным осуществлять правосудие и не преследующим в этом качестве личные интересы, не является основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности. Не носит такая отмена и преюдициального значения для возможной оценки органами судейского сообщества действий (бездействия) судьи. В связи с этим ст. 295 и 298 УПК были признаны Судом соответствующими Конституции, равно как и ч. 1 ст. 401.2, а также ч. 1 ст. 412.1 УПК РФ.

Постановление КС содержит особое мнение судьи Юрия Данилова, по мнению которого, положения ч. 1 ст. 401.2 УПК обнаруживают элемент правовой неопределенности – в части возможности распространения данного права на судей, полномочия которых были досрочно прекращены ввиду отмены вышестоящими инстанциями вынесенных ими судебных постановлений.