Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Блоги
13.03.2019

О грустном...

В последнее время все чаще и чаще слышно об умышленных преступлениях в совершении которых обвиняются адвокаты. В связи с этим хотелось бы отметить, что по отношению к уголовно - правовому критерию классификации все допускаемые адвокатами нарушения классифицируются на преступления и иные правонарушения. На правонарушениях и преступлениях, совершенных по неосторожности, останавливаться нет смысла.

Специфика непосредственного объекта умышленных преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами, заключается в том, что совершаемые ими общественно опасные деяния всегда посягают не на одну социальную ценность, а как минимум на две, три и более. То есть в отношении умышленных преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами, речь всегда идет о многообъектном преступлении, где в качестве непосредственных необходимо различать основной (или главный) объект и дополнительные объекты преступления.

Основной непосредственный объект такого преступления меняется в зависимости от того, к какому родовому объекту относится совершаемое преступление. Так, если адвокат совершает подделку документа, подлежащего приобщению к уголовному делу (ст. 327 УК РФ), например справку о том, что его клиент имеет государственную награду, то основным непосредственным объектом будет порядок управления.

Одним из дополнительных объектов умышленных преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами, всегда будет установленный и охраняемый законом статус адвоката Российской Федерации, авторитет адвокатуры как особого профессионального сообщества, института гражданского общества, призванного обеспечить конституционное право граждан на квалифицированную юридическую помощь.

Именно поэтому Закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре" в качестве основания прекращения статуса адвоката признал вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления (п. 4 ч. 1 ст. 17).

Другим, как правило, обязательным дополнительным объектом умышленных преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами, будут интересы правосудия, то есть нормальное функционирование органов правосудия, которое в данном контексте рассматривается в широком смысле. То есть к органам правосудия относятся не только суды всех уровней, но и органы, непосредственной задачей которых является содействие правосудию. В их число входят органы прокуратуры, следствия и дознания, оперативно - розыскные подразделения всех ведомств (МВД, СК, ФСБ, ФСНП и др.), органы юстиции и другие. То есть даже если преступление, совершаемое недобросовестным адвокатом, не относится к посягательствам против правосудия (глава 31 УК РФ), если оно связано с профессиональной деятельностью защитника в уголовном процессе, оно практически всегда причиняет существенный вред интересам государства в лице вышеназванных органов.

Другими дополнительными, но необязательными (факультативными) непосредственными объектами преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами, могут быть: жизнь и здоровье людей, собственность, свобода, честь и достоинство личности, конституционные права и свободы человека и гражданина, интересы государственной власти, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления и многие другие объекты.

По каждому факту выявления признаков преступления в действиях адвоката - защитника устанавливаются объекты преступлений, причем как основной, так и дополнительные (обязательные и факультативные). Это позволяем правоприменителям не допускать ошибок в квалификации, правильно отграничить преступление от малозначительного деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ) или иного правонарушения, в том числе от нарушения этики, обеспечить полноценную квалификацию преступлений, а не ограниченную, как это часто случается на практике.

Так, действия адвоката - мошенника, требующего деньги от клиента якобы на взятку для следователя за прекращение дела, часто квалифицируются только по ст. 159 УК РФ - мошенничество или  только по ст. 33 ч. 4 и ст. 291 ч. 1 УК РФ - подстрекательство к даче взятки. Между тем деяние подлежит квалификации по идеальной совокупности обоих преступлений. Кроме того, если, к примеру, адвокат заведомо лжет, что конкретный судья или следователь вымогает взятку у его подзащитного, то те же действия подпадают под признаки преступления, предусмотренного ст. 298.1 УК РФ - клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава.

Выявление объектов данного деяния (в первом случае - собственность клиента, во втором - интересы государственной службы, в третьем - интересы правосудия, честь и достоинство должностного лица) позволяет избежать подобного рода ошибок.

Объективная сторона преступлений адвокатов - защитников представляет собой достаточно разнообразные формы противодействия нормальной деятельности органов правосудия по выявлению, раскрытию, расследованию преступлений и судебному рассмотрению уголовных дел.

Практически все основные преступления, совершаемые недобросовестными адвокатами, могут быть совершены только путем активных действий.
Почти все составы преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами,  по своей конструкции формальные, то есть для их совершения достаточно только деяния (действия или бездействия), без наступления общественно опасных последствий. Из всех статей УК РФ можно выделить только пять, в которых содержатся материальные составы  таких преступлений: мошенничество (ст. 159 УК РФ), самоуправство (ст. 330 УК РФ), нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ), разглашение государственной тайны (ст. 283 УК РФ) и утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК РФ).

В первом случае обязательным последствием является наступление ущерба у собственника или иного владельца имущества, во втором - обязательным последствием самоуправства (ст. 330 УК РФ) является причинение существенного вреда, в третьем случае речь идет о причинении вреда правам и законным интересам граждан (ст. 137 УК РФ) и т.д. Соответственно только по этим преступлениям есть необходимость доказывать наличие причинной связи между деянием и последствием.

Факультативные признаки составов преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами, такие, как способ преступления, место, время, обстановка, средства и орудия совершения преступления, весьма разнообразны и будут описаны при анализе конкретных видов посягательств.

Субъектом всех преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами, является физическое вменяемое лицо, которое в соответствии с положениями Закона об адвокатуре получило статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность (ч. 1 ст. 2 Закона). Адвокат приобретает статус защитника по уголовному делу с момента, указанного в УПК РФ (ст. 49 УПК РФ).

Адвокат не является должностным лицом или государственным служащим, а потому не может быть специальным субъектом должностных преступлений (глава 30 УК РФ), специальным субъектом некоторых преступлений против правосудия (например, субъектом, указанным в ст. ст. 299 - 301 УК РФ, и др.), хотя, безусловно, может быть соучастником в форме организатора, подстрекателя или пособника при совершении любых преступлений.

Защитник прямо указан в качестве специального субъекта преступления только в ч. 2 ст. 303 УК РФ - "фальсификация доказательств по уголовному делу... защитником". В ряде статей УК РФ защитник подпадает под обобщенные критерии специального субъекта, такие, как: "лицо, предупрежденное в установленном законом порядке о недопустимости разглашения данных предварительного расследования" (ст. 310 УК РФ), если с него взята соответствующая подписка, или лицо, имеющее допуск к государственной тайне (ст. 284 УК РФ), и др.

С субъективной стороны почти все преступления, совершаемые недобросовестными адвокатами, совершаются только умышленно. Исключение составляет только состав разглашения государственной тайны - ст. 283 УК РФ. Это преступление может быть совершено по неосторожности.

Преступления, совершаемые недобросовестными адвокатами, совершаются в основном с прямым умыслом. То есть адвокат должен осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, предвидеть реальную возможность либо неизбежность наступления последствий и желать их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

"Приоритету" прямого умысла есть ряд причин. Во-первых, как уже отмечалось, большинство составов "основных" адвокатских преступлений по конструкции формальные. В науке уголовного права общепризнано, что формальные составы (в чью объективную сторону не входят преступные последствия) могут содержать только прямой умысел. Мошенничество как один из немногих материальных составов "основных" адвокатских преступлений также может быть совершено только с прямым умыслом, поскольку является разновидностью хищения. В конструкции большинства преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами,  мотив и цель не предусмотрены в качестве обязательных признаков. Наиболее распространенными в практике целями и мотивами совершения преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами, являются корыстные побуждения, желание заработать как можно большие суммы гонораров, получить подарки и проч.

Мотивами могут быть иногда ложно понимаемые интересы подзащитного, желание получить известность, новую клиентуру, поднять свою репутацию как адвоката и прочие.

В итоге хотелось бы пожелать, чтобы преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами, становилось все меньше и меньше.

 

Адвокат Згонников С. П.

 

(При работе со статьей использован материал Гармаева Юрия Петровича, доцента кафедры уголовного права и процесса юридического факультета Бурятского государственного университета, опубликованный в сети Интернет).