Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Блоги
02.04.2019

Договор займа: особенности доказывания в гражданском и арбитражном процессах.

Определение и правовое регулирование существенных условий договора займа нашли свое отражение в главе 42 Гражданского кодекса РФ.

В частности, статьей 807 Гражданского кодекса РФ установлено, что по договору займа одна сторона (займодавец) передает или обязуется передать в собственность другой стороне (заемщику) деньги, вещи, определенные родовыми признаками, или ценные бумаги, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество полученных им вещей того же рода и качества либо таких же ценных бумаг.

Неисполнение заемщиком своей обязанности по возврату денежных средств/вещей/ценных бумаг является предпосылкой для обращения займодавца в суд с исковым заявлением о взыскании задолженности по договору займа.

В статье 808 Гражданского кодекса РФ законодатель установил обязанность заключать договор займа в письменной форме между гражданами - если его сумма превышает десять тысяч рублей, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы; допустил предоставление расписки в качестве подтверждения условий договора займа.

Договор займа является реальной сделкой и считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Анализ судебном практики позволяет сделать вывод о том, что при разрешении дел по данной категории споров суды общей юрисдикции следующим образом мотивируют судебные акты, принимаемые в пользу истцов:

«В отсутствии доказательств обратного, суд приходит к выводу о том, что, воспользовавшись заемными денежными средствами, ответчик принятые на себя обязательства по возврату долга в полном объеме не исполнил.» либо «Доказательств надлежащего исполнения обязательств и возврата полученных им денежных средств, ответчиком суду не предоставлено, а нахождение договора займа ( расписки ) у кредитора в соответствии со ст.408 ГКРФ удостоверяет наличие неисполненного обязательства.» либо «Расписка, содержащая все существенные условия договора займа и подтверждающая факт получения денежных средств ответчиком взаймы, является необходимым и достаточным доказательством заключения между сторонами договора займа.».

Согласно разъяснениям, изложенным в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, № 3 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 ноября 2015 г., в случае спора, вытекающего из заёмных правоотношений, на кредиторе лежит обязанность доказать факт передачи должнику предмета займа и то, что между сторонами возникли отношения, регулируемые главой 42 Гражданского кодекса Российской Федерации, а на заемщике - факт надлежащего исполнения обязательств по возврату займа либо безденежность займа.

Таким образом, закон не возлагает на займодавца обязанность доказать наличие у него денежных средств, переданных заемщику по договору займа, указано в Определении СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 июля 2018 г. N 46-КГ18-20.

Принципиально иная ситуация возникает в том случае, если в отношении заемщика (должника) в арбитражном суде инициировано дело о признании его несостоятельным (банкротом). Займодавец (кредитор) вынужден обращаться в арбитражный суд с заявлением о включении требования в реестр требований кредиторов в рамках дела о банкротстве.

Несмотря на то, что положения Гражданского кодекса РФ, регулирующие заемные правоотношения, не содержат дифференциации в зависимости от подсудности, процесс доказывания обоснованности заявления о включении требования  в реестр требований кредиторов, основанном на неисполнении (ненадлежащим исполнении) договора займа имеет свои особенности.

Обусловлено это, в первую очередь необходимостью суда не допустить включение в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников).

В силу указанных мотивов, предоставление в качестве доказательства займа исключительно договора и/или расписки будет явно недостаточным для получения положительного результата.

В пункте 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» разъяснено, что при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д. Также в таких случаях при наличии сомнений во времени изготовления документов суд может назначить соответствующую экспертизу, в том числе по своей инициативе (пункт 3 статьи 50 Закона о банкротстве).

Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении от 04.10.2011 по делу № 6616/2011, подробно определил предмет доказывания при наличии сомнений в реальности договора займа.

В частности, исследованию подлежат доказательства, свидетельствующие об операциях должника с этими денежными средствами (первичные бухгалтерские документы или банковские выписки с расчетного счета должника), в том числе, об их расходовании.

Также в предмет доказывания в указанных случаях входит изучение обстоятельств, подтверждающих фактическое наличие у заимодавца денежных средств в размере суммы займа к моменту их передачи должнику (в частности, о размере его дохода за период, предшествующий заключению сделки; сведения об отражении в налоговой декларации, подаваемой в соответствующем периоде, сумм, равных размеру займа или превышающих его; о снятии такой суммы со своего расчетного счета (при его наличии), а также иные (помимо расписки) доказательства передачи денег должнику.

Важное процессуальное значение в данном контексте приобретает сложившаяся практика не применения при установлении требований в деле о банкротстве части 3.1 статьи 70 АПК РФ, согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств.

Также при установлении требований в деле о банкротстве признание должником или арбитражным управляющим обстоятельств, на которых кредитор основывает свои требования (часть 3 статьи 70 АПК РФ), само по себе не освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.

Более того, процесс доказывания по данной категории дел усложняется также позицией, изложенной в определении Верховного Суда РФ от 11.07.2017 №305-ЭС17-2110 по делу №А40-201077/2015, в котором, в частности, сказано: Совершая мнимые либо притворные сделки их стороны, будучи заинтересованными в сокрытии от третьих лиц истинных мотивов своего поведения, как правило, верно оформляют все деловые бумаги, но создавать реальные правовые последствия, соответствующие тем, что указаны в составленных ими документах, не стремятся. Поэтому при наличии в рамках дела о банкротстве возражений о мнимости или притворности договора суд не должен ограничиваться проверкой соответствия документов, представленных кредитором, формальным требованиям, установленным законом. Суду необходимо принимать во внимание и иные свидетельства, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по сделке.

В качестве примера практического применения вышеназванных положений можно привести определение Арбитражного суда Владимирской области по делу о банкротстве, которым были включены требования кредитора в сумме 14 667 945 руб. 21 коп. в реестр требований кредиторов в третью очередь.

Суд указал, в частности, что заявителем представлены доказательства, свидетельствующие о наличии у заимодавца возможности на момент предоставления необходимым денежных средств в займ, в том числе выписка из лицевого счета по вкладу на период заключения договора займа.

Вмести с тем, при рассмотрении аналогичного заявления в Арбитражном суде Воронежской области,  в качестве доказательства, свидетельствующего о наличии у заемщика денежных средств в соответствующем размере на дату их передачи, заявителем была предоставлена налоговая декларация за период, предшествующий заключению договора займа.

Арбитражный суд Воронежской области, отказывая в удовлетворении заявления, указал, что представленная копия налоговой декларации, заполненная заявителем самостоятельно, по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения в отсутствие иных доказательств не может свидетельствовать о финансовой возможности заявителя предоставить заявителю займ.

Определением Арбитражного суда Калининградской области (оставленным впоследствии без изменений Тринадцатым арбитражным апелляционным судом и Арбитражный суд Северо-Западного округа) было отказано во включении в реестр требований кредиторов должника требования, основанного на договоре займа.

Заявителем в обоснование свей позиции были предоставлены (помимо непосредственного договора займа и расписки к нему):

- сведения об осуществлении предпринимательской деятельности с 1995 года,

- выписки из лицевого счета банка за период, предшествующий заключению договора займа;

- налоговые декларации;

- сведения о наличии на праве собственности двух помещений магазинов;

- сведения о ввозе дочерью заявителя в РФ денежных средств в иностранной валюте, в период, предшествующий заключению договора займа.

Несмотря на предоставление вышеназванных документов, суды пришли к выводу об отсутствии достаточных оснований полагать, что имущественное положение заявителя позволяло предоставить должнику заем в сумме, предъявленной кредитором для включения в реестр требований кредиторов должника, поскольку из представленных документов не следует, что для заявителя как займодавца спорная сумма, изъятая из собственного оборота, являлась незначительной, его доход превышал размер займа и передача средств на такую сумму являлась для заявителя обычным действием.

При этом суды учли тот факт, что заявитель является физическим лицом и предполагается, что он должен обладать не только заемными средствами, но и средствами для несения расходов на личные потребности (нужды) к моменту выдачи займа.

Анализируя судебную практику арбитражных судов при рассмотрении заявлений о включении требования в реестр требований кредиторов, вытекающие из неисполнения договора займа, напрашивается вывод о том, что предоставление даже максимально полного пакета документов, подтверждающих финансовую возможность кредитора (с учетом его доходов) выдать должнику соответствующие денежные средства, не гарантирует положительный результат.

 

Адвокат Кострыкина Ирина Владимировна