Воронеж, ул. Кирова, д. 22, 3 этаж
e-mail: apvo.ofis@yandex.ru

Блоги
14.09.2018

Что-то не так...?

Давно, а точнее от времени к времени, когда особо допечет, одолевают мысли,  написать все что наболело на душе, как у практикующего в провинции адвоката. Обобщить, проанализировать и сравнить есть с чем.

С 1985 года начал работать следователем, старшим следователем, заместителем начальника милиции - начальником следственного отдела в районном отделе милиции.          

Отец был заведующим районной юридической консультацией. Так что тема известная, близкая и наболевшая.

Работая следователем, не испытывал никакого административного давления, так называемого «телефонного права», о котором так часто любят повторять. Был очень действенный контроль и надзор со стороны прокуратуры. За нарушение сроков расследования, возвращенные к доследованию дела, неотвратимо наказывали. Судебный контроль за качеством  и законностью расследования был постоянный. Возвращение дела судом к доследованию, было распространенным явлением, что дисциплинировало следователя и понуждало профессионально совершенствоваться.

В 2000 году ушел в отставку и с 2001 г. в адвокатуре. В  первые 2-3 года, не смотря на незначительный  адвокатский опыт, мог похвалиться вынесенными судами оправдательными приговорами. Затем, как обрезало.

Многие, если не все адвокаты это почувствовали. Суды как подменили, никакие доводы защиты в судебном следствии в расчет перестали принимать. Заявляемые ходатайства игнорировались. Неопровержимые доводы о нарушении процессуальных норм  просто не приводились в приговоре,  оставлялись без ответа всеми судебными инстанциями вплоть до высшей. Оправдательные приговоры исчезли как вид.

Стало понятно, что оставлять  основные усилия защиты на стадию судебного следствия, не разумно. Тогда тяжесть борьбы со стороной обвинения была перенесена на стадию предварительного следствия. Здесь некоторое время удавалось, противоборствуя со следователем, вынуждать его к прекращению дела либо, к прекращению уголовного преследования и приостановлению производства, как по нераскрытому делу.

Но здесь на помощь следователю, пришла прокуратура. Призванная надзирать за процессуальной деятельностью органов расследования,  но связанная особенностями общей статистики, прокуратура вольно или невольно, отстаивая, как правило, корпоративные интересы, стала покрывать нарушения норм УПК РФ со стороны следователя.

Это и бесконечные продления сроков следствия, это и отказы в удовлетворении обоснованных жалоб адвоката в порядке ст. 123-124 УПК РФ и отмена назаконных постановлений «задним числом», якобы по собственной инициативе, до поступления жалобы адвоката.

Почувствовав неожиданную, но мощную поддержку, следователи вообще перестали заботиться о сроках расследования, качестве, соблюдении прав подследственных, практически перестали реагировать на письменные жалобы адвоката. О процессуальном положении дела адвокат, как участник процесса не извещается. Прекращать дела по реабилитирующим основаниям негласно запрещено в угоду статистике. В результате такие дела бесконечно, по надуманным основаниям приостанавливаются, возобновляются и.т. д..

Основные усилия органов расследования сконцентрированы на том, чтобы не допустить адвоката в дело до того, как при пособничестве недобросовестных адвокатов, участвующих в деле по назначению, не будут зафиксированы, так называемые «признательные» показания. «Вычислить» таких адвокатов не сложно, достаточно проанализировать практику участия адвокатов в том или ином адвокатском образовании, по назначению органов расследования, что по силам представителям Совета палаты на местах.

Адвокат, д.ю.н.  Воронов А.А. во втором номере Воронежского адвоката за 2018г. указывает: « Есть  мнение, что иногда наш «состязательный» процесс превращается в нечто игровое, где адвокат и прокурор часто преследуют личные, тщеславные интересы… Поэтому и прокурор и адвокат играют в процессе, как актеры в театре. …».

Абсолютно согласен с содержанием и выводами данной статьи.

Именно эта статья всколыхнула все мои прежние переживания,  подвигла меня  прекратить многолетние колебания и, все таки, написать эту статью, но немного о другом.

На мой взгляд, автор не случайно взял слово «состязательный» в кавычки. Все начала состязательности попраны, что очевидно не только для любого адвоката, но и для  любого участника уголовного судопроизводства, а на самом деле и для большинства граждан, в той или иной мере.

Для адвоката, на мой взгляд, очень важен результат его усилий по защите своего доверителя, также важен он и для самого доверителя. Достижение успеха для адвоката и желаемого результата для доверителя – победа в состязании с процессуальным соперником. Явление редкое, и мы законно, не без гордости говорим «выиграл дело», записываем в свой актив, как оценку своего труда. Испытываем удовлетворение от своего труда и благодарность доверителя.

Искусство судоговорения, логически безупречного построения доказательств –  показатель  профессионального мастерства защитника.

Только все это никому не нужно, судьи и прокуроры не хотят слушать логических построений защитника, причин и поводов, психоанализа поведения преступника и жертвы, и уж вовсе ни к чему и никого не впечатляет ораторское искусство и элементы актерского мастерства защитника. Указания  на очевидные процессуальные нарушения, ущербность и недостаточность доказательств и те не берутся во внимание при принятии судебного решения.

Прокурору в процессе ораторское мастерство и актерские задатки  также ни к чему, но совершенно по другой причине. Свою задачу, прокурор в процессе, в подавляющем большинстве случаев, видит в оглашении обвинительного заключения в начале процесса и вольный его пересказ в конце. Редко когда в прениях прозвучит анализ материалов судебного следствия. Но это практическое исключение, поскольку все противоречия судебного следствия с результатами предварительного следствия, устраняются в пользу последнего, оглашением  протоколов следственных действий.

Так что, главным, в этой системе правосудия, является следователь. Что он написал и, что по тем или иным причинам утвердил прокурор, то и будет. Прокурор в процессе, фактически связан не законом, а корпоративными интересами, суд не имеет возможности вынести оправдательные приговор,  и никто не смеет, что либо изменить.

Дальше начинается действительно игра. Адвокат защищает, заведомо зная результат, прокурор обвиняет, заведомо зная результат, и суд судит, заведомо зная результат.

Не  участвует в этой игре только подсудимый, который надеется, что это не игра, а отправление правосудия.

Не выхолащивается ли адвокатура при таком положении дела?

В своем интервью, во втором номере журнала  «Воронежский адвокат», уважаемый адвокат с 55-летним стажем, Лидия Михайловна Сидорюк говорит : « Когда мы были молодыми, правосудие еще не страдало обвинительным уклоном. Профессиональная защита нас всех увлекала». Лидия Михайловна в профессии с 1962 года и знает, о чем говорит.

Положение римского права «favor defensionis», призванное обеспечить равенство прав сторон перед судом за счет благоприятствования защите, в современном уголовном судопроизводстве попрано и забыто.  

Наверное, правосудие страдает обвинительным уклоном непозволительно долго. Это очевидно не только для юристов, причастных к судопроизводству, но и для большинства граждан, о чем свидетельствуют появляющиеся время от времени публикации в печатных изданиях и на телевидении.

Статистика утверждает, что оправдательных приговоров практически не стало. Каждый из нас и без статистики знает это наверняка.

Но может быть, как никогда возросло качество расследования ?

Между тем, по моим личным наблюдениям, с Советских времен, качество следствия и уровень подготовки следователей  и работы упали на порядок.

О том, что следствие деградировало, публично заявил Генеральный прокурор Российской Федерации. Нет интеллектуального противостояния следователя и преступника, СИЗО, особый порядок в 70% рассматриваемых дел. От себя добавлю, что, соответственно и нет интеллектуального и процессуального противостояния, т.е. состязательности  и следователя с адвокатом.

Констатация факта правильная, только не понятно, почему при этом нет оправдательных приговоров и Генеральный прокурор РФ, никак не связывает это с деятельностью возглавляемого им ведомства, которое наделено правом  надзора за процессуальной деятельностью органов расследования и поддерживает обвинение в суде. Кто как не прокуроры на местах должны пресекать безобразия на стадии предварительного следствия, и, обнаружив несостоятельность обвинения в судебном следствии, отказаться от обвинения?

Эти заявления звучат на фоне обсуждаемых возможных реформ Следственного комитета РФ и следственных органов РФ в целом.

Будут ли они или нет, а если будут, то какими, решит наша власть, в пределах компетенции.

Как причина необходимости реформ, выдвигается низкая результативность следственной работы.

В обсуждение вовлечены заинтересованные ведомства, Генеральная прокуратура РФ, Следственный комитет РФ, Следственный департамент МВД РФ, которые высказывают публично свои позиции, готовят свои проекты по реорганизации.

Но, на мой взгляд, низкая результативность следственной работы, деградация следователей, отсутствие состязательности процесса, предопределенность судебных решений с учетом всем известного обвинительного уклона, это результат отсутствия прокурорского надзора и независимой судебной системы.

Вместо того, чтобы все это восстановить в соответствии с духом и буквой действующего уголовного и уголовно процессуального закона, затеваются очередные реформы, вроде реформы МВД РФ, которая не привела  заявленным результатам.

Есть ощущение, что в результате реформ, не будут затронуты истинные причины отсутствия справедливого судопроизводства.

Адвокатура, как институт гражданского общества, призванный защищать его интересы, не может остаться в стороне, делать вид, что назревающие и обсуждаемые заинтересованными сторонами перемены, ее не касаются.

Адвокат

Рыбальченко Алексей Владиславович